Губернатор Оренбургского края Я.В. Ханыков — секретарь Императорского Русского географического общества

Губернатор Оренбургского края Я.В. Ханыков — секретарь Императорского Русского географического общества

К 200-летию со дня рождения

В 1851 году секретарем Императорского Российского географического общества становится географ, картограф, востоковед Яков Владимирович Ханыков. Его имя интересно нам не только в связи с тем, что он был увлеченным географом, а и тем, что несколько лет его государственной службы было связано с Уфой.

Яков Владимирович с 7 декабря 1851 года по 3 марта 1856 года был гражданским губернатором Оренбургской губернии с местонахождением в Уфе. Ныне, посещая филармонию или художественный музей им. М.В.Нестерова, уфимцы попадают на улицу Гоголя. Все ли знают, что первоначально улица именно в его честь называлась Ханыковской?

Строки биографии

Яков Ханыков родился 14 марта 1818 г. в Калужской губернии в дворянской семье. В 1835 г. окончил Царскосельский лицей, выпущен в чине десятого класса, специалистом по статистике. Затем Яков Ханыков посещал Петербургский университет и пополнил знания в области ориенталистики. Как выпускник привилегированного учебного заведения Ханыков получил назначение в Министерство внутренних дел и «определен в число чиновников особых поручений». Самостоятельную деятельность Ханыков начал в 1836 году под руководством военного генерал-губернатора Оренбургской губернии Василия Алексеевича Перовского. Последнему нужны были люди, способные обследовать местность, собирать достоверные географические данные и описывать край. Перовский не ошибся, пригласив Ханыкова. У него был уверенный навык составления карт, он имел склонность к научным исследованиям и уже опубликованную научную работу по статистическому обзору Австрии, которую назвали «образцом описаний» принятых в то время.

Герб дворянского рода Ханыковых.

Ханыков на службе был младшим по возрасту, но не по должности. Его называли «Яшенька», но с первых шагов службы доверяли серьезные дела: управление статистическим комитетом, подготовку проекта иррегулярными войсками в т.ч. башкиро-мещерякским войском, у которого до 1834 г. не было атамана и канцелярии. Объем обязанностей разрастался: добавилась переписка по военно-пограничным, гражданским делам, а затем и переписка дипломатического уровня.

В первый год службы Ханыков заинтересованно проводит изучение местности и оформляет добытые данные в научную статью «Географическое обозрение Оренбургского края». Рукопись этой работы он преподнес цесаревичу Александру Николаевичу, который в 1837 г. посетил Оренбург. Работа была оценена, а Ханыкову в награду пожалован бриллиантовый перстень.

Летом 1837 г. Ханыков предпринял поездку по Башкирии, был в Уфе, Стерлитамаке, в глухих горных местах, проводил статистико-агрономические работы на башкирских полях по берегам реки Кармасан. Результаты фиксировал в отчетах, а впечатления излагал друзьям в письмах.

Ханыкову оказалась по плечу серьезная работа по оценке деятельности 24-х горных частных заводов, которые он объезжал в 1838 г., кроме того проанализировал их работу почти за сто лет. Результаты предоставлены в научных статьях «Обозрение рудного производства в 1838 г.» и «Опыт сравнительного обозрения сословий Оренбургской губернии». Подобные исследования до Ханыкова не проводились. Он был приглашен для личного доклада по заводам в Петербург, труды опубликованы в «Журнале Министерства внутренних дел».

Достаточно мирная обстановка позволяла заниматься научными делами: готовилась к печати первая часть «Естественной истории Оренбургского края» Э.А.Эверсмана, детально разрабатывалась Аральская научная экспедиция. В подготовке этих программ Я.Ханыков принимал самое деятельное участие. Но набеги хивинцев участились и В.А. Перовский выступил с инициативой проведения военного похода. Ханыкову пришлось переключиться на приготовления к военному походу в Хиву, в рамках подготовки к которому он был командирован в Астрахань для расспросов хивинских купцов и выбежавших из Хивы пленных, кроме того он занимался организационными моментами. Это в последующем составило его труд «Сведения о путях в Хиву».

Вступление в РГО

А между тем, в Санкт-Петербурге в 1845 г. организовалось Русское географическое общество (РГО), членом которого в 1846 г. стал и Яков Владимирович Ханыков. Его труды приобрели широкую известность и открывали путь в высшие научные круги. Рекомендацию он получил от Владимира Ивановича Даля – военного врача, этнографа, участника похода в Хиву и Григория Петровича Гельмерсена, основоположника русской геологической картографии.

К этому времени уже действовали географические общества в Париже, Берлине и Лондоне. Созданию подобного общества в России предшествовала большая подготовительная работа. По словам П.П.Семенова (Тян-Шанского) РГО «было стягом, под которым собиралось русские люди с высокой целью сослужить России незабвенную службу, способствовать бескорыстными трудами познанию русской земли».

В первом отчете РГО за 1845-1846 гг. имя Якова Ханыкова фигурирует в связи с его важными картографическими работами. «Особенно замечательным подарком явилась присланная г-ном действительным членом Яковом Ханыковым рисованная подробная карта Южного Урала, составленная в 1844 г. на основании топографических съемок, произведенных при штабе Оренбургского корпуса». В отчете содержались соображения Ханыкова о необходимости пояснить карты Киргизских степей. Он считал, что существующие карты «отнюдь не могут удовлетворить практических потребностей». Речь шла о нечеткости записей названий урочищ, т.е. участков степи отличных по какому-либо признаку: колодезю, холмам, пастбищу, могиле и т.п. Предлагалось ввести особые картографические знаки. О мнении Я.Ханыкова доложил совету РГО в 1846 г. Федор Петрович Врангель (1797-1870) и сообщил, что «отделение приступило к сбору материалов».

Я.В.Ханыков активно участвовал в начинаниях РГО. Так, в 1846 году он представил текст на 41 странице по поводу разработки программы по передаче в Общество географических, этнографических, статистических сведений с мест. В 1847 г. Я.Ханыков и Д.Милютин в отделении этнографии поставили вопрос о разработке русской географической терминологии, предложили составить словарь географических терминов.

На заседании РГО в 1847 г. Я. Ханыков делал доклад о классификации гор системы Урала. В этом же году во второй книжке «Записок РГО» вышла статья Я.Ханыкова «Очерк состояния Внутренней Киргизской Орды в 1841 г.», переизданная в 1849 г. во втором издании этой книги. К статье прилагалась карта.

Перевод трудов Карла Риттера

В 1850 г. РГО озадачилось переводом трудов Карла Риттера «Землеведение Азии». К подготовке этого проекта подключили Я.Ханыкова как ученого уже признанного и «ревностного поборника необходимости изучения сопредельных с Россией стран Внутренней Азии». Им составлена обширная записка в Совет РГО с практическими наметками и со сметой будущего издания (записка находится в архиве РГО).

Ханыков предложил перевести из 12 томов те, в которых речь шла о территориях, значимых для России, и составить дополнения по новым источникам, поскольку первые тома были написаны Риттером почти четверть века тому назад.

Яков Ханыков взялся за описание и составление карт Турана и Ирана. Другие страны описывали другие ученые, в том числе В.В.Григорьев, П.П.Семенов и Николай Ханыков – брат Якова, востоковед, переводчик, участник военного похода в Хиву. В итоге было выпущено 7 томов перевода и 4 тома дополнений на русском языке. Я.В.Ханыков по существу разработал программу издания. Его заслугу по достоинству оценили современные исследователи (Н.Г.Сухова, Б. Вальская).

Итоги работы в РГО

С 1850 г. Общество стало именоваться Императорским. ИРГО выпустило статью «О картографических и географических трудах Я.В.Ханыкова» (1850), где говорилось, что «он 12 лет занимается собранием и разработкой географических материалов северо-западной части Средней Азии, его работы известны не только в своем отечестве, но и в Европе».

Преданность науке и талантливость молодого ученого были оценены и 1 апреля 1851 года Я.В. Ханыкова избрали секретарем Общества. Ханыков отнесся к этому с радостью и ответственностью, расширил круг деятельности Общества по тематике, оживил контакты с иностранными учеными. Одновременно он состоял членом редакционного комитета ИРГО и был введен в комиссию по обработке сведений по географической терминологии.

Я.Ханыков составил и опубликовал в «Записках РГО» (1851) карту Аральского моря и Хивинского ханства с подробной пояснительной запиской. Кроме того, по материалам этой статьи состоялось «изустное изложение предмета, которое вызвало живейшее одобрение Августейшего председателя Общества и всего собрания, выраженное г-ну Ханыкову самым лестным для него образом, лично его Императорским Высочеством».

А вскоре новый вклад в науку, очередной картографический успех – издание в том же году карты озера Иссык-Куля с окрестностями и пояснительной запиской к ней. О Якове Ханыкове писали, что «если бы подобной деятельностью и талантом обладало на пользу Отечеству, еще несколько человек, то однородные учреждения, существующие за границей, остались бы позади».

Картографические работы вызвали у современников самую высокую оценку, говорилось, что «количество трудов, предпринятых и завершенных Ханыковым, может изумить самых ревностных тружеников науки». В отчете РГО за 1851 год отмечалось: «Польза трудов Я.В.Ханыкова оценена европейским ученым миром. Барон Александр Гумбольт приветствовал нашего даровитого сочлена письмом; Парижское географическое общество издало на свой счет карту Аральского моря, которая награвирована французскими надписями и поступила в продажу. Его величество король Прусский г-ну Ханыкову вместе с милостивым рескриптом прислал орден Красного Орла второй степени». Известно, что король Пруссии выразил восхищение работой Ханыкова словами: «Прекрасная карта начерчена с точностью и изяществом».

Ханыкову в тот период во всем сопутствовал успех, и будущее могло казаться безоблачным.

Неожиданные перемены

Через восемь с небольшим месяцев после назначения Якова Владимировича секретарем РГО и плодотворного сотрудничества всё изменилось. С 7 декабря 1851 г. Ханыков «Всемилостивейше назначен исправлять должность гражданского Оренбургского генерал-губернатора». Это означало, что с активной научной деятельностью по линии ИРГО и преподавательской деятельностью в Александровском лицее было покончено. Но В.А. Перовскому, возвратившемуся в Оренбург в качестве военного губернатора (1851) необходима была своя команда, а кто как не Ханыков хорошо знал Оренбургский край?

И Яков Владимирович приступил к управлению вверенной ему территорией. Вице-губернатором до июня 1853 г. был Григорий Сергеевич Аксаков. Наряду со служебными обязанностями, практическими делами Ханыков через газету «Оренбургские губернские ведомости» привлекает к описанию Оренбургского края краеведов. Всем желающим он открыл доступ к своей библиотеке и к личному архиву документов. Его призывы о необходимости изучать край находили отклик. Учитель В.В.Завьялов обнаружил в Мензелинском уезде куфическую надпись. Ханыков поддержал это открытие и распорядился сделать с надписи снимок, который отослал в Казань профессору И.П.Березину, последний восстановил начальные семь строк и перевел их.

Яков Ханыков, несмотря на загруженность служебными делами, в 1853 г. опубликовал в «Оренбургских губернских ведомостях» две статьи: «Географические очерки Оренбургского края», где рассматривал теоретические вопросы географии ХIХ века и «Материалы для статистики народонаселения Оренбургской губернии».

В 1852 г. «за ревностную службу и особые труды» Я.Ханыков был пожалован в Действительные статские советники.

В 1855 году здоровье Якова Владимировича стало ухудшаться. В марте его экипаж в темное время суток попал «в зажору», пришлось по грудь выбираться из ямы, наполненной ледяной водой. В результате сильного переохлаждения развилась горячка, болезнь затянулась, возникли осложнения. К обязанностям гражданского губернатора Я.Ханыков более не вернулся. Его научная и служебная деятельность прервались по состоянию здоровья.

Умер Я.В.Ханыков в 1862 г. и похоронен в Спасо-Андронниковом монастыре в Москве.

Достижения Якова Ханыкова в науке, польза Отечеству от его служебной деятельности были оценены в творческом, активном периоде его жизни, что несомненно вдохновляло его, придавало силы. Но личности этого человека было чуждо тщеславие, стремление выделиться. В этом его поддерживала и жена Екатерина Евгеньевна, которая «считала служебные и ученые успехи соблазнами тщеславия, но была главной моей помощницей в работах» (из письма Я.Ханыкова к Ю.Ф. Самарину). Ханыков заслуженно получал чины, награды, ему публично выражали благодарность, зачитывали рескрипты высочайших особ.

К 50-летнему юбилею ИРГО П.П.Семенов-Тянь-Шанский написал серьезную работу, в которой уделил заслуженное внимание Я.Ханыкову.

Выпускник Царскосельского лицея, географ-исследователь, составитель карт, востоковед, чиновник правительственного уровня, гражданский губернатор Оренбургского края, Действительный статский советник, Камергер Императорского двора, профессор Александровского лицея, секретарь ИРГО — это Яков Владимирович Ханыков, русский ученый ХIХ века.

В ХХ веке он был забыт, но благодаря ученым Б.А.Вальской (1957), Н.Г.Суховой (1990), Г.П.Матвиевской (2006 г.) мы теперь знаем о его плодотворной деятельности.

Лариса Михайлова, краевед

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *