Бакалы — край мифов и легенд

Бакалы — край мифов и легенд

Бакалинский район Башкортостана интересен своей историей, людьми, проживающими в нем, и богатой природой, в которой есть нечто особенное, присущее не каждой местности. Отойди немного от селения — и будет другой, особый рельеф, иной природный рисунок: то с глухим лесом, реликтовыми соснами, то с горами и родниками. Особо привлекательны пещеры – затерянные миры. В далёком прошлом человек в них жил или временно укрывался, приспосабливая к своим нуждам. В наше время пещеры посещаются как диковинный природный объект, их изучают и составляют описание, поскольку время и погодные условия многое меняют.

Считается, что местность наделенная пещерами, отмечена свыше. Сопутствующие им таинственность и мистика порождают легенды и мифы. Бакалинские пещеры тоже окутаны легендами, но это и местная реальность.

Назад в историю

В библиотеках Бакалинского района есть книга, созданная по дневникам бакалинца Никифора Александровича Епейкина (1897 г. р.) «Жизнь. Годы. Судьба». В ней содержится описание похода в пещеру, предпринятого учителем Червяковым с учениками. Епейкин писал: «Пройдя 20 верст от Бакалов, мы пришли к усадьбе мелкопоместного помещика, где заночевали и утром отправились к пещерам, расположенным поблизости. Вход был в рост человека. Взятые веревки страховали, а свечи разбавляли кромешную темноту. Попали в коридор, по бокам которого имелись вырубленные ниши. Через 25-30 метров обнаружили боковое ответвление в виде просторного помещения с высоким потолком и выступами у стен типа нар. Пол сухой, ровный, но воздух сырой и дышалось тяжело. Дошли до помещения со сводчатым потолком, где на полу была вода, а наверху обитали летучие мыши. Встревоженные, они со свистом летали, чуть не задевая нас. Поспешили к выходу. Оставалось подойти ко второй пещере, она пряталась в ущелье между двух гор, поросших кустами и деревьями, но оказалось, что вход завален землей и камнями.

Тайну пещер раскрыть нам не удалось. Не прояснил ничего и хозяин, лишь сообщил, что местные башкиры связывают пещеры с именами Емельяна Пугачева и Салавата Юлаева, что в те далекие времена пещерные входы пропускали запряженных в телеги коней, что в одной из пещер запрятаны богатства, охрану которых взяли на себя нечистые силы, их голоса и завывания слышатся по ночам». Эти описания относятся к 1910 году.

Навстречу приключениям

В 50-е годы прошлого столетия посещение пещер для школьников Бакалинского района входило в школьную программу в рамках уроков географии. Но мальчишки бегали туда и «втихаря» — черная пасть звала, манила. Так ребята преодолевали страх, проверяли себя на выносливость, познавали новое. Василий Акаев 1940 г.р. жил в поселке Холодный ключ, расположенном в глухой местности среди густых лесов, за капризной рекой Сюнью, разливавшейся весной так, что надолго жизнь в поселке походила на жизнь островитян. Зато к поселку пещеры были ближе. Василий был одним из искателей приключений. И оно не заставило себя ждать…

…С утра надо было помочь по хозяйству. Для подростка Васи было обычным делом прополоть лук, натаскать воды, прибрать в сарае. Шулындин Коля, дружок, живший по соседству, тоже мелькал на своей территории, справляясь с домашними обязанностями. Пробегая каждый по своему двору, они пересекались и торопливо вопрошали: «Ты скоро?». День был жаркий и в мыслях каждого зрело желание опять махнуть к пещерам – оттого и торопились. Наскоро перекусив, ребята встретились на деревенской улице. Подбежал брат Николая Гурий. Дружная тройка, весело переговариваясь, направились к краю села. Около родника задержались, напились студеной воды. В поселке они родились и выросли, и все эти годы родниковый ключ как бил из горы, так и бил.

За разговорами, смехом ребята незаметно отмахали километра два пути. Дорога проходила через лес, и часть ее была накатанной гружеными телегами. На край просеки выбивалась сизая ежевика, соблазняя своей спелостью, цепляясь за одежду колючими шипами. На последнем отрезке пути приходилось перелезать, перепрыгивать через валежник, разнимать крапивные заросли – словом преодолевать преграды.

Привычная прогулка

Подойдя к пещере, ребята не поспешили погружаться в темноту, а деловито достали из-за пазухи бересту, нащупали в карманах спичечные коробки и, полюбовавшись голубизной неба, «нырнули» в темноту и прохладу пещеры. Вход был широким (поверишь, что пугачевцы на телегах въезжали) и с первыми шагами ребята оказались в полной темноте. Начальный путь по длинному прямому коридору им был привычен и бересту на факелы не тратили. По мере продвижения, обстановка заставила съежиться, замолчать. К тому же вспугнутые летучие мыши тревожно порхали и попискивали. Пришлось осветить дорогу. Газ в пещере не скапливался, и огонь был не опасен. Сразу заплясали тени, осветились знакомые повороты, захотелось болтать и смеяться. Левая гладкая сторона коридора словно поддерживала и вела вперед. До конца коридора никогда не доходили, так как проход суживался до лаза, откуда раздавался шум падающей воды. В других местах начинался уклон и брошенный вперед камень выдавал предупредительное «бульк», заставляя отступать. По правой стороне открывались боковые «кабинеты», (так образно ребята называли изолированные пространства). Были они просторные, высотой не менее трех метров. Располагались анфиладой через входы – арки. Верх арок был закруглен или стесан прямо. Обычно проходили пять-шесть подобных залов. Воздухом дышалось легко, прохлада и небольшая влажность напоминали погреб.

Серый песчаник стен слоился, но не осыпался. Ребята знали от учителей, что пустоты в горе созданы природой и когда-то осваивались человеком. Действительно, стены, ровные на ощупь, были явно рукотворно обработаны, а «кабинеты» углублены и расширены.

Под ногами твердь, шли посуху. Главное, что в пещере не водились змеи – любители погреться на солнышке. Зато было множество летучих мышей, постоянно слышался шорох от их перелета. В старину эти существа называли «нетопырь», то ли «нет перьев», как считал Владимир Иванович Даль, то ли «растопыренная мышь», как рассуждали другие.

Летуны, не встречая в своем жилище недружелюбия от пришельцев, прикреплялись к потолкам вниз головой и, привычно оцепенев, замирали. «Живые радары» не натыкались на ребят, не вызывали переполох и считались безобидными. Их присутствие создавало атмосферу доброго волшебства. Так было всегда, но в этот раз чувствительные хозяева пещеры были чем-то встревожены и шныряли вблизи от ребят. Ожидалось что-то необычное…

«По закону пакостей»

И необычное не заставило себя ждать. Широкий пещерный вход свободно пропустил ребят, но, как оказалось, с обманчивым гостеприимством. Впрочем, смышленым – не пропасть.

Пройдя знакомые 15 кабинетов, ребята незаметно для себя проникли в пещеру далее, чем обычно (потом поняли, что углубились на целых 70 метров!). В этот злополучный раз по известному «закону пакостей» и ушли далеко, и бересты на факелы захватили мало. Оказавшись в кромешной темноте, ребята засуетились: шарили по опустевшим карманам в поисках куска березовой коры, сетовали, что не договорились: кому, что и сколько брать, заспорили в какую сторону лучше продвигаться. На мгновение всех охватила жуть, мышиный писк резал слух, за древним названием «нетопырь» слышалось мистическое и грозное «упырь».

Держались кучно, пробираясь строго вдоль стен, но продвижение ребят оставалось хаотичным, ориентиров для поворота в сторону выхода не находилось. Ушла и ориентировка во времени. Сколько топтались на одном месте? Сколько блуждали? – было не понятно. Ребята понимали, что каждое резкое движение, неосторожный шаг в неисследованных пещерных отсеках мог привести в провал.

Все же страх и отчаяние не сковали путешественников. Поддерживало то, что дома знали об их увлечении пещерами и при долгом отсутствии непременно бы организовали поиск. Но делом чести было выбраться самим! И ребята (возраста 12-13 лет) настойчиво искали выход.

Вот здесь бы пещерным летунам и заговорить по-человечьи, подкинуть сказочный клубок – навигатор, но случилось по-другому: за левым плечом каждого из ребят встрепенулись ангелы-хранители, открывая обратный путь. Все-таки сказка!

Спасение, дарованное самой природой

А как же не ангелы? Именно сверху на новом пятачке вдруг появилось просветление. Приглядевшись, ребята поняли, что сквозь толщу покровного свода проросло дерево, его корни свисали вниз. Земля осыпалась и пропускала свет, но он брезжил слабо и слишком высоко!

Пришел момент сдать ребятам жизненный экзамен на смекалку и закалку. Смекалка подсказала, что иного пути наверх – как встать друг на друга – нет. Придерживаясь за стены, ребята сумели (хоть и не с первого раза) выполнить настоящий акробатический трюк: взобраться на плечи друг друга и образовать три этажа. Верхнему акробату удалось зацепиться за корни дерева. Сильные юношеские мышцы позволили подтянуться, а размытый дождями известняк с землей легко поддались и пропустили верткое тело. Закалка тоже не подвела!

Внизу сразу посветлело и пленники повеселели. Оказавшийся на просторе парнишка, был не без сноровки: сухое дерево, опущенное им вниз, вызволило остальных. Оглядевшись, ребята увидели, что их лаз пришелся на середину подъема холма, где высота пещерной полости была поменьше, что и облегчило высвобождение. Обследовав склоны возвышения, ребята сообразили , что по длиннику пещеры преодолели метров 70.

Прошли десятилетия. Братья Шулындины строили свою взрослую жизнь в иных краях, а Василий Никифорович Акаев прожил в Холодном ключе до ухода в армию. Демобилизовавшись в начале 60-х годов, он застал родную деревню в состоянии распада. Отсутствие моста через реку Сюнь вынудило жителей разъезжаться, перебираться в другие населенные пункты. Екатерина Ивановна, потеряв в Отечественную мужа, только и поджидала сына, чтобы с мужской ненаемной силой взяться за переезд. Ныне Василий Акаев житель села Бакалы, нам он и поведал историю о приключениях школьников.

В наши дни

Ладно ставленные дома (как мыслилось, на века!) перевозились в другие населенные пункты, а неровности от вырванных фундаментов быстро зарастали высокой травой. Исчезла деревня – исчезла и память о ней.

Но бывшие жители деревни и их потомки не захотели мириться с забвением, и в республиканской прессе появились статьи о забытой деревне. Популярные «Молодежная газета», «Истоки», «Бакалинские зори» в нескольких публикациях дали материал о становлении деревни с 1919 года, о природных красотах местности, о трудовых буднях ее жителей, о тех, кто погиб на фронтах ВОВ, и возник интерес к заповедному, экологически чистому уголку Башкирии.

Администрация района подключилась к увековечению памяти о бывшей деревне Холодный ключ: очистили родники, огородили кладбище, установили мемориальный знак, и потянулись туда люди…

В 2012 г. центр «Альтаир» от комитета по делам молодёжи Бакалинского района организовал двухдневный поход учащихся с воспитателями в пещеры, путь лежал через Холодный ключ. Участники похода вброд перебрались через реку Сюнь, сделали остановку возле памятной доски, из которой узнали, что здесь в начале ХХ века, на большой поляне, окруженной лесом, располагалась деревня Холодный Ключ. Освежившись ключевой водой, путешественники отмахали два километра, пробираясь через заросли крапивы и груды валежника до пещеры. Внутрь прошли около десяти метров, далее ход оказался завален. Недалеко от первой пещеры нашли вход в другую – большего размера. Миновав несколько комнат, углубились на 30-40 метров. На пути встречали процарапанные надписи на стенах. Одна из надписей: «1940».

Свидетелями того памятного путешествия стали фотографии, смонтированный видеоролик и неизгладимые впечатления, а заметка Алексея Федорова в газете «Бакалинские зори» от 04 .08. 2012 г. дошла до уфимских читателей и послужила основой для описания их путешествия.

Интересный поход предприняли учащиеся 10-11 классов СОШ села старые Маты Бакалинского района под началом педагога Ольги Владимировны Романовой. 06.09.2015 г. Два руководителя, 10 учеников и три гостя стартовали с улицы Победы села Бакалы. Первая часть пути преодолена на автотранспорте, двигались на северо-запад, сверяясь с компасом. С 330 градуса передвигались пешком в западном направлении. Шли лесом через бурелом, ближе к пещерам попадались, заросшие колючим боярышником, провалы. Уходящие вглубь воронки, вызывали жуть и напоминали о предельной осторожности.

Смешанный лес с преимуществом осины и березы был засорен упавшими деревьями, уже подгнивающими, скользкими от влажности, покрытыми прелой листвой. Диковинное дерево, растущее под углом 90 градусов, восприняли как сказочное чудо природы, муравейник уважительно обошли. Дремучесть леса словно сторожила проходы к пещерам, намеренно отпугивала, но краеведческий исследовательский интерес победил, и группа вышла к намеченной цели.

Сняли точные координаты пещеры по навигатору, они составили: северной широты 55 и восточной долготы 54. Пещеры уже были не те, о которых рассказывали ученикам: обвалившийся и заросший вход, узкий, не вдохновляющий на продвижение, лаз. Но вдохновили аура и энергетика мест, где таинственность переплелась с реальностью, захотелось новых впечатлений…

Возвращаясь от пещеры, в течение получаса спускались к месту бывшей деревни Холодный ключ. Земля пустынна, но в существовании поселения убеждал памятный знак, установленный администрацией района в 2010 году: «Здесь была деревня Холодный ключ в 1919-1964 гг.». От педагога Демьяна Викторовича участники похода узнали историю поселка и побывали на старом кладбище с новой оградой.

Разбитый лагерь из удобных ярких палаток, обед по-походному, кубометры кислорода позволили ощутить себя настоящими туристами. Домой возвращались с гостинцами: ключевой водой и грибами – крепкими подберезовиками. Впечатления оказались незабываемыми.

Не угас интерес к изучению края

Приведены свидетельства очевидцев, посетивших группами бакалинские пещеры в разные временные периоды: начало и середина 20 века (1910, 1950-е годы) и в 2012, 2015 годах.

Сравнение личных впечатлений разных путешественников за более, чем столетний период фактически стало научным материалом, пополняющим копилку краеведческих изысканий. В прошлом веке высота пещер достигала уровня трех метров, проходимость внутрь составляла десятки метров. В 21 веке явно уменьшилось сечение входов, объем полостей, но все же альтаировцам удалось проникнуть внутрь на 30-40 м.

Любознательные исследователи кроме конкретного описания пещер, отражали и общественную, бытовую стороны жизни Бакалов. Это вдвойне ценнее. Мысленный возврат Василия Акаева в юные годы донес до нас реальное ощущение местной достопримечательности: словно побывали там сами. Его описания пещерной среды так подробны и информативны, что дают полное представление о состоянии природных образований на тот период. Аналогичных характеристик бакалинских пещер в обозримой литературе для тех, кто не связан с научными источниками, нет.

Увлечение гаджетами временно отвлекло молодежь от общения с природой. Но все возвращается «на круги своя» и тому пример, туристическая деятельность клуба «Альтаир» и походы школьников села Старые Маты – значит интерес к изучению края (его географических, природных характеристик) не угас. Организованные группы, оснащенные современными средствами, а не берестой проводят летние дни в познавательных походах.

Со временем бакалинские пещеры стали не столь гостеприимными, как в начале ХХ века: входы сузились, уменьшилась протяженность за счет обвалов и атмосферных воздействий, лишь по-прежнему летучие мыши, как истинные хозяева, верны своему укромному жилищу. Все это и надо улавливать, сравнивать, описывать.

Фиксировать особенности природных явлений родных мест, подмечать их развитие и постепенное преображение необходимо. Подобные описания пополнят копилку краеведческих находок и повысят объем знаний о малой Родине.

Источники: книга Н. Епейкина «Жизнь. Годы. Судьба». Газета «Бакалинские зори», заметка Фёдорова. Отчет педагога О.Романовой о походе. Статьи о поселке Холодный ключ. Воспоминания бакалинца В.Н.Акаева и др. (перечень будет).

 Лариса Михайлова, краевед.

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

НАПИШИТЕ НАМ!