Башкирский этап академической экспедиции Петра Симона Палласа: маршрут 1770 года (июнь)

Башкирский этап академической экспедиции Петра Симона Палласа: маршрут 1770 года (июнь)

В третьей части очерка действительного члена РГО, профессора Валерия Путенихина рассматриваются естественнонаучные исследования Петра Симона Палласа, проводившиеся в июне 1770 года в пределах современного Салаватского района Республики Башкортостан. Маршрут Палласа проходил по территории нынешнего геопарка «Янган-Тау» – первого геопарка России, включенного в 2019 году в глобальную сеть национальных геопарков ЮНЕСКО. Путешественник дал первое описание и научное объяснение природного феномена «горящей горы» Янгантау.

Побывав в конце мая – начале июня 1770 года на Симском, Катав-Ивановском и Юрюзанском заводах, а также в верховьях Сима (все пункты в Челябинской области), Паллас через Миндеш-аул вновь въехал в пределы Башкирии – в нынешний Салаватский район республики (табл. и карта).

Таблица

Маршрут и график движения П.С. Палласа по Башкирии

(Салаватский район) в июне 1770 года

Дата по старому стилю

Географический пункт

Дата по новому стилю

По Палласу [1786]

Современное название

Салаватский район

21, 23, 24.

V.1770

Миндешаул, д. Миндишево, д.

1, 3, 4.

VI.1770

24.V

Бирдеш, р. Бердяш, р.

4.VI

25.V

Кулмяк, ручей и Саракундус, р. Возможно, ручей Холодный ключ (Битышлы), приток р. Сары-Кундуз

5.VI

25.V

Бикбулат-Аул, д. Бывш. д. Бикбулат (на границе Салаватского р-на РБ и Ашинского р-на Челябинской обл.)

5.VI

25.V

Кускянде, р. Усть-Канда, р.

5.VI

25.V

Шайтан-Аул, д. Бывш. д. Азналино

5.VI

25.V

Гулей-Аул, д. Бывш. д. Юлаево

5.VI

25.V

Идресс-аул, д. Идрисово, д.

5.VI

25.V

Киссяташ, пещера Пещера Идрисовская (Киссяташ, Краснопольская, Дворец)

5.VI

25.V

Шайтан-Аул, д. Бывш. д. Азналино

5.VI

25.V

Кускянде, р. Усть-Канда, р.

5.VI

25.V

Каратавл-Аул, д. Бывш. д. Старые Каратавлы (ныне село Малояз)

5.VI

25.V

Юрьюзень, р. Юрюзань, р.

5.VI

26.V

Залих-аул, или Ниссебаш, д. Насибаш, с.

6.VI

26.V

Ниссебаш, ручей Наси, р.

6.VI

26.V

Кизирбак-Аул, д. Кызырбак, д.

6.VI

26.V

Лазия, ручей Лазя, р.

6.VI

26.V

Каратау, гора («по ту сторону р. Юрьюзень») Каратау, хр. (по левому берегу р. Юрюзань)

6.VI

26.V

Белекей и Сур Урзалла, речки Малая и Большая Урдала, ручьи у д. Урдалы

6.VI

26.V

Зулп-Аул, или Муссят-Аул, д. Мусатово, д.

6.VI

26.V

Каргуш Кегиштау, горы Горный массив с горой Кантунтау

6.VI

26.V

Горящая гора Янган-Тау, гора

6.VI

26.V

Кургузак, ручей Кургазак, источник

6.VI

26.V

Лякле Зилга, ручей Лаклы, ручей

6.VI

26.V

Цигярцинкуль, д. Бывш. д. Саярсинкуль, ныне с. Лаклы

6.VI

27.V

Ляклетау, гора и Ляклетау, пещера Лаклы-Тау, гора и Лаклинская пещера

7.VI

27.V

Ай, р. Ай, р.

7.VI

27.V

Биктуган, д. («где ручей Шахан-Зилга в Ай впадает») Возможно, изначальное местонахождение д. Ильчикеево на р. Ай (близ д. Сикиязтамак)

7.VI

27.V

Силиас-Аркассе (вероятно, Сикияз-Аркассе), кряж Ямантау, хр.

7.VI

27.V

Улуир, или Улуджир, р. Улуир, р.

7.VI

27.V

Юзуп-аул, д. Вероятно, с. Терменево

7.VI

28.V

Кукшя, или Улу-Кукшю (Кукшятау), гора Кукшик, хр. и Улу-Кукша, или Большой Кукшик, гора

8.VI

28.V

Илиазе-зилга, ручей Иллиявс, ручей, приток р. Салиаз

8.VI

28.V

Дьюкалле, горы Вероятно, хр. Сулея (юго-западная часть)

8.VI

28.V

Аскилде, гора Возможно, гора с отметкой 836 м на юго-западном конце хр. Сулея

8.VI

28.V

Снорка, гора Звонарка, гора

8.VI

28.V.1770

Дзилга-Тау, гора Возможно, гора с отметкой 844 м на хр. Сулея

8.VI.1770

Маршрут Петра Симона Палласа по Башкирии в 1769, 1770 и 1773 годах (пунктиром схематично показан маршрут по соседним регионам). Составил В.П. Путенихин

В сосновом бору перед деревней «цвели во множестве» распушистая ветреница (прострел раскрытый, или сон-трава) и кустоватый трилиственник (вероятно, клевер). В деревне, окруженной березовыми рощами и полями, он наблюдал в небе появившиеся после грозы «пурпуровые столбы». Двигаясь в северном направлении, у деревни Бикбулат-аул на перегороженном плотиной ручье Кулмяк, впадающем в речку Саракундус («Желтый бобр»), путешественник увидел башкирскую «крупяную мельницу» и дал ей подробное описание [Паллас, 1786, с. 57-59]. Проехав поросшую березняком гору Саракундуз-тау, Паллас посетил деревни Шайтан-аул (вотчину Азнали, деда Салавата Юлаева) и Гулей-аул (где жительствовал «начальник поколения Шайтан-кудей» Юлай Азналин, отец Салавата Юлаева) [Асфандияров, 2009; Ахатов, 2018]. Не исключено [Сидоров, 2006], что здесь Паллас мог встретиться и с Салаватом Юлаевым, поэтом-сказителем, будущим национальным героем башкирского народа, которому к этому моменту исполнилось 16 лет.

На земле Салавата Юлаева (Салаватский район РБ). Фото В.П. Путенихина

Повернув к юго-востоку, отряд Паллас добрался до поросшей соснами горы Карагай и деревушки Идресс, чтобы осмотреть находящуюся поблизости пещеру Киссяташ, ныне известную как Идрисовская. Пещера и ее окрестности (ручей Куликли, утес Киссяташ, берег Юрюзани, гроты и расщелины в скалах) охарактеризованы Палласом очень подробно – на 5 страницах. Из горных пород, слагающих утес Киссяташ, он называет известковый сланец, а также мягкий (возможно, глинистый) сланец. Про пещеру исследователь, в частности, пишет: «Повсюду сыскивали мы много звериных костей, сажу … и другие следы, которые доказывают, что некогда здесь люди жили» [с. 63]. На горе близ пещеры проводники-башкиры нашли и показали Палласу соколиные гнезда. Из цветущих трав ученый зафиксировал богородскую траву (тимьян, или чабрец ползучий), горный звездец (астру альпийскую) и каменножелтый ястребинец (возможно, ястребинку).

Обследовав пещеру, Паллас опять заехал в Шайтан-аул (Азналино) и осмотрел засеянные окрестные поля (из возделываемых культур он упоминает ячмень, овес, рожь и полбу). Далее путь лежал на север через ручей Лемеш-илга, по березовым и сосновым перелескам к деревне Каратавл-аул на Юрюзани, куда прибыли уже в сумерках. Близ деревни находилась Твердышевская пристань, принадлежащая Катавскому и Юрюзанскому заводам [Гудков, Гудкова, 1985]. В деревне сменили лошадей, переправились на правый (восточный) берег Юрюзани и доехали до «Мещеряцкой деревни» Ниссебаш. Паллас обратил здесь внимание на «изряднейший чернозем, на котором всякий хлеб родится богато» (в том числе пшеница), огороженные плетнем пашни, привольные сенокосные угодья, широко практикуемое скотоводство и пчеловодство. По словам Палласа, жители Ниссебаша охотятся на лисиц, куниц и тетеревей (тетеревов), для ловли последних они используют весьма оригинальные ловушки.

Направившись далее к «Горящей горе», о которой он уже несколько раз слышал от «Музаларских башкирцев», Паллас у Казырбак-аула пересек речку Лазию, запруженную плотиной «для двойной башкирской мельницы». На высоком возвышении за речкой, наряду с березой, сосной, тополем и молодым дубом, повстречал единичные деревья ели (сейчас в этом районе их уже нет). По другую сторону от Юрюзани обратил внимание на «высокую и густым лесом покрытую гору Каратау».

Каратау (Черные горы) – единственный крупный хребет Южного Урала, вытянувшийся в широтном направлении (Салаватский район РБ). Фото В.П. Путенихина

На пути к горящей горе у него фигурируют также следующие объекты: речки Белекей и Сур Урзалла, болото Уссун Кель, зимовье Муссят-аул, горы Каргуш Кегиштау, речка Мангилшак. «В сей самой стороне на крутом … утесе, разделяющемся глубокими буераками, в трех самых высших отделениях видны большие обнаженные красноватые места, которые собственно горят» [с. 69].

Палласа сильно заинтересовал феномен подземного горения: этой теме он посвятил почти 5 страниц. Со слов местных «старожилых башкирцев» исследователь пишет: «Одиннадцать или двенадцать лет [тому назад, то есть около 1758 года] … ударил гром в большую сосну…, изжег оную даже и с самым корнем. Пламя сие сообщилось горе, и с того времени горит она внутри беспрестанно» [с. 70].

Ученый исследовал геологический состав местности, для чего были вырыты специальные шурфы. У поверхности он обнаружил крепкий «известковатый» плитняк красноватого цвета (возможно, разновидность известняка или песчаника). Глубже и на сильно горячих местах найдены были «вызженные» породы: мягкий, перегорелый, расщепляющийся на пластины камень с пеплом между слоями (возможно, глинистый сланец), охрожелтый жженый сошняк «мулм» (сошняком называли сопутствующую породу в составе железной руды; желтый сошняк указывает на бурый железняк), красную рыхлую рухляковую землю (вероятно, мергель). Он пришел к выводу, что выделяющийся через расщелины газ представляет собой горячий пар без какого-либо «телесного или пахучего свойства…, как из жарко натопленной печки бывает».

Версия горения неких горных пород в недрах земли и насыщения выходящего раскаленного воздуха водяными парами, выдвинутая Палласом, в общих чертах остается верной и по сей день. Согласно современным представлениям [Щербак, 1976; Казанцева, 2014; Пучков и др., 2018], в очаге горения, куда со стороны реки осуществляется постоянный поддув воздуха, происходит окисление битуминозных сланцев, мергелей, других горючих пород и, предположительно, углеводородов. Газообразные продукты горения выходят на поверхность в состоянии сухого газа либо в виде горячего пара, образующегося за счет взаимодействия исходящих газов с атмосферными осадками, проникающими в глубь горы по трещинам. Предполагается также [Пучков и др., 2018], что на ранних (высокотемпературных) стадиях развития геотермального явления на горе Янгантау имел место природный (!) металлургический процесс окисления поверхностно залегающего бурого железняка (по принципу «доменной печи»).

«Горящая гора» Янгантау; на вершине – санаторий «Янган-Тау», под горой – река Юрюзань. Фото: https://sanatoria.ru/san.php?org=51#&gid=1&pid=1

Паллас провел на «огонь питающей горе» кроме того ботанические и зоологические наблюдения. На самых горячих местах «подземный пожар» истребил все большие деревья и кусты, но поодаль и на «погаслых» участках он обнаружил «в полном цвете» благовонную ночную фиалку (вечерницу высокую), пятилистник (клевер люпиновый), сирской горошек (астрагал) и заросли обыкновенной лебеды, а также березовые перелески. «При подошве горы» росли полынь-чернобыльник, простой сладко-горький подсолнечник (паслен сладко-горький), а также не виданная здесь до пожара «лоза» (по мнению ботаника С.А. Сенатора речь идет об ивовой лозе, например, иве прутовидной, или корзиночной). Из животных Паллас особо отметил многочисленных ужей. Местные жители сообщили ему, что на «горелых местах не только зимою … снегу не бывает, но что так же вся окрестность беспрестанно зеленеет, и нередко уже после снегопадения цветущие сыскиваются произрастания» [с. 72-73].

Опираясь на информацию исследователя о степени нагретости исходящего воздуха (в неглубокую яму вброшенные «березовая кора и сухие щепы в одну минуту пламенем загорались») и о зеленеющих зимой травах, современные ученые делают вывод о постепенном снижении интенсивности подземных окислительных процессов за последние два с половиной века. Ныне на «Горящей горе» действует широко известный бальнеологический курорт-санаторий «Янган-Тау», основными лечебными факторами которого являются геотермальные явления и минеральная вода источника Кургазак. Сама гора является геологическим памятником природы.

Ручей Кургазак, выбивающийся из-под «лежащего над рекою взгорья», устремляющийся на юг и низвергающийся «крутою стремниною в Юрьюзень», Паллас посетил в тот же день (6 июня). По ручью – на коротком пути от истока до впадения в реку – стояли целых 4 мельницы, принадлежавшие башкирам Янгильде и Кускильде. Повыше на горе Паллас заметил другой ручеек, бегущий к северу: «сей ручей иногда вдруг перестает течь, и по кратком отдыхе … вновь собирается» [с. 73]. Пресный источник Кургазак с лечебной, гидрокарбонатной магниево-кальциевой, радоновой водой в настоящее время имеет статус гидрологического памятника природы.

Вернувшись в Ниссебаш той же дорогой, Паллас направился далее «для осмотру достопамятной пещеры … к Татарской деревушке Цигярцинкуль, [лежащей] при ручье Лякле Зилга, … который в реку Ай впадает» [с. 74]. Разумеется, речь здесь идет о Лаклинской пещере, а под загадочным названием деревни скрывается нынешнее село Лаклы [Асфандияров, 2009]. Во времена Палласа селение носило имя Саярсинкуль, а лог ручья Лаклы – Чигарчинлы; по мнению краеведа Р. Исламшина [1996], топоним происходил от слова «саярсин», синонима башкирского названия лиственницы – «карагач» (карагас).

Согласно Палласу, ручей Лякле Зилга «истекает» из большой горы Баштау, а пещера находится ниже по течению на малолесной «известковой» (известняковой) горе Ляклетау, которую этот ручей рассекает надвое. Результатом посещения пещеры Палласом стало 6 страниц подробнейшего ее описания, которое, как мне представляется, не утратило до сего времени своего научно-геологического, спелеологического и исторического интереса. Так, о размерах пещеры он сообщает: «При самом сильнейшем освечивании не можно было глазом сыскать конца оного [зала], и я не ошибусь, если скажу, что самая высокая сосна в оной [пещере] прямо стоять может» [с. 77].

О «подземельных изяществах» Паллас пишет: «Сии друзы [на стенах гротов] состоят из желтых заостренных трехконечных игол, которые … собирались каплями, и хрустальными снопиками как будто сияющими звездками обсажены. … Многие камни покрыты будто ветвистыми кораллами» [с. 77-78]. Здесь, очевидно, идет речь о кальцитовых натеках. Исследователь охарактеризовал также свисающие со сводов пещеры капельники (сталактиты), многие из которых «до самого пола достигают», а на дне – «от каплющей воды произрастающие сосульки или шишки», то есть сталагмиты. В пещере Паллас обнаружил множество летучих мышей, которые «пребывали неподвижны, … пока их не брали в руки» [с. 80].

Горный пейзаж в окрестностях села Лаклы Салаватского района РБ; внизу река Ай. Фото В.П. Путенихина

Путь отсюда лежал в юго-восточном направлении (см. табл. и карту) – вдоль левого гористого берега Ая, по «березовой с ясенью и тополою (тополем) смешанной роще», через ручьи Кряке-зилга и Шахан-зилга к деревне Биктуган. Упоминание ясеня поначалу вызвало у меня недоумение, ведь эта древесная порода в естественных условиях в Башкирии не произрастает на протяжении уже многих тысячелетий (европейский ареал вида заканчивается у Волги) [Горчаковский, 1969]. Однако, вскоре, при описании «ясенной шерсти» (см. ниже), выяснилось, что Паллас такой «синоним» иногда использует для осины. Затем (вероятно, в районе деревни Урманчино), уже по «настоящей дороге», пришлось переезжать высокий «соснами и березами изобильный кряж» Силиас-Аркассе. Этот массив сейчас известен в Салаватском районе под именем хребта Ямантау (под его склонами бежит речка Сикияз). За хребтом путники пересекли «болотистый немногими перелесками окруженный луг», вышли к речке Улуир и прибыли в «немалую Башкирскую деревню» Юзуп-аул. Последняя, как я полагаю, – нынешнее село Терменево.

Вечером Палласу рассказали, что между устьем Улуира и руслом Ая некоторые башкиры из деревни Биктуган «достают множество селитренной земли, из коей делают порох» [с. 81]. Однако на просьбу показать это место, путешественнику ответили отказом. Утром 8 июня Паллас отправился дальше – вдоль «огромной горы» Улу-Кукшю (хребет Кукшик и гора Большой Кукшик, которые действительно принадлежат к числу самых высоких в этих местах – до 836 метров над уровнем моря). На каменистых склонах он заметил много ручьев и родников, стекающих в небольшие озерца; вдоль подножия рос лес из березы, сосны, ольхи, осины и бредины (ивы козьей). «Превеликое множество дерев» было переломано и повалено в этом лесу ужасным ветром с грозой и градом, случившимся здесь 5 дней назад (то есть 3 июня 1770 года). Паллас остановился и пригляделся: «на исторгнутых осинах можно было собирать множество пуху» [с. 82]. И далее он рассматривает возможность промышленной заготовки «ясенной (осиновой) шерсти» для производства бумаги, изготовления пряжи и тканей (когда осина «отцветает и пущает пух»). Под пологом леса среди бурелома вовсю цвела нарциссоцветная ветреница (возможно, ветреничка уральская).

Дорога через ручей Илиаз-зилга вывела экспедиционный отряд на болотистое взгорье, повернула на восток, и тут Палласу открылась впечатляющая панорама: по правую руку (на юге) внушительно высились горы Дьюкалле (скорее всего, хребет Сулея), сзади осталась гора Снорка (гора Звонарка), южнее последней – «далекая и высокая» Аскилде (возможно, вершина 836 метров на юго-западном конце хребта Сулея), впереди – «далеко простирающаяся Дзилга-тау, на которой в северную сторону еще много снегу лежало» [с. 83]. Эту последнюю гору можно отождествить с высотной отметкой 844 метра хребта Сулея, расположенной на территории Салаватского района республики близ границы с Челябинской областью.

Проехав под склонами Дзилга-тау через «каменистые и болотистые леса, наиболее из лиственницы состоящие», путешественники направились к Саткинскому заводу (город Сатка Челябинской области). Дорога, по которой Паллас проехал от окрестностей села Лаклы до Сатки, существует и поныне, чего не скажешь о лиственничных лесах, остатки которых сохранились здесь лишь в верхней части горных хребтов (в межгорных понижениях очень редко встречаются единичные деревья лиственницы – реликты минувшего времени).

Одинокая старая лиственница в межгорной долине к юго-востоку от хребта Ямантау (Салаватский район РБ). Фото В.П. Путенихина

В 2017 году в пределах Салаватского района Республики Башкортостан образован геопарк «Янган-Тау», в 2019 г. геопарк первым в России включен во всемирную сеть национальных геопарков ЮНЕСКО. В геопарке представлены многочисленные объекты природного и историко-культурного наследия, включая целый ряд особо охраняемых природных территорий [Акбашев и др., 2018]. Наше путешествие «по следам» Петра Симона Палласа показывает, что значительная часть его «салаватского» маршрута протянулась по территории учрежденного геопарка. Стоит добавить, что спустя 2,5 месяца после Палласа, в августе 1770 года, территорию Салаватского района и геопарка «Янган-Тау» пересек маршрут второго академического отряда под руководством Ивана Ивановича Лепехина, а в августе 1774 года здесь же проехал Иоганн Готлиб Георги, участник третьего академического отряда, возглавляемого Иоганном Петером Фальком. Кстати, Георги в своей экспедиционной деятельности особое внимание уделял этнографическим вопросам. Его наблюдения над житейскими обрядами, обычаями, одеждами, жилищами и вероисповеданием башкир в населенных пунктах Салаватского района (и других районов Башкирии) приведены в фундаментальном труде под названием «Описание всех обитающих в Российском государстве народов» [Георги, 1799].Таким образом, работы Палласа [1786], а также Лепехина [1802] и Георги [Georgi, 1775], являются первыми крупными научными исследованиями, проведенными на территории геопарка «Янган-тау».

Список литературы

Акбашев, А.Р. Геопарк «Янган-Тау» / А.Р. Акбашев, Р.Х. Абдрашитов, Ф.Р. Ардисламов, Л.Н. Белан, Е.А. Богдан, П.Г. Полежанкина, И.М. Фархутдинов, А.М. Фархутдинов // Геологический вестник. 2018. № 1. С. 3-12.

Асфандияров, А.З. История сел и деревень Башкортостана и сопредельных территорий / А.З. Асфандияров. Уфа: Китап, 2009. 744 с.

Ахатов, А.Т. Историко-археологическое исследование д. Текеево XVIII в. (по материалам экспедиционного выезда в Салаватский район Республики Башкортостан в 2017 г.) / А.Т. Ахатов // Genesis: исторические исследования. 2018. № 11. С. 80-91.

Георги, И.Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. Их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий, и других достопамятностей. Часть 2. О народах татарского племени. СПб.: Имп. Акад. наук, 1799. 178 с.

Горчаковский, П.Л. Основные проблемы исторической географии Урала / П.Л. Горчаковский. Труды Ин-та экологии растений и животных УФ АН СССР. Свердловск, 1969. Вып. 66. 286 с.

Гудков, Г.Ф. Из истории южноуральских горных заводов XVIIIXIX веков / Г.Ф. Гудков, З.И. Гудкова. Уфа: Башкир. книж. изд-во, 1985. Часть I. 424 с.

Исламшин, Р. Из истории айлинского края / Р. Исламшин // Йәшлек. 8 июля 1997 г.

Казанцева, Т.Т. О происхождении и сохранении феномена Янгантау / Т.Т. Казанцева // Вестник Академии наук РБ. 2014. Т. 19. № 3. С. 16-28.

Лепехин, И.И. Продолжение дневных записок путешествия академика и медицины доктора Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства в 1770 году / И.В. Лепехин. СПб.: Имп. Акад. наук, 1802. 338 с.

Паллас, П.С. Путешествие по разным местам Российского государства. Часть 2. Кн. 1. Физическое путешествие по разным провинциям Российской Империи, бывшее в 1770 г. / П.С. Паллас / Пер. с нем. Ф.О. Туманского. СПб.: Имп. Академия наук, 1786. 3, 476 с.

Пучков, В.Н. Газогидро-геотермальные явления горы Янгантау (Южный Урал) / В.Н. Пучков, Р.Ф. Абдрахманов, А.Ю. Кисин, С.Н. Шанина // Геологический вестник. 2018. № 1. С. 24-50.

Сидоров, В.В. Познание земли башкирской. Книга 1. Век XVIII /В.В. Сидоров. Уфа:Гилем, 2006.198 с.

Щербак, В.П. Курорт на горящей горе / В.П. Щербак // Химия и жизнь. 1976. № 1. С. 83-85.

Georgi, J.G. Bemerkungen einer Reise im Rußischen Reich in den Jahren 1773 und 1774 / J.G. Georgi. St. Petersburg: Kaiserl. Academie der Wissenschaften, 1775. Bd. 2. S. 507-920.

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *