Связать в одно целое ООПТ Башкирии и Челябинской области: интервью с Заслуженным экологом России Александром Лагуновым

Связать в одно целое ООПТ Башкирии и Челябинской области: интервью с Заслуженным экологом России Александром Лагуновым

В конце марта в Уфе состоялось награждение лауреатов XVIII премии «Рыцарь леса».  Звание присуждается тем, кто по долгу службы или по зову сердца занимается защитой диких животных и среды их обитания. По традиции, церемонию награждения предварила научно-практическая конференция «Проблема охраны и защиты диких животных и среды их обитания в РБ». На ней выступил и эксперт ОГУ «ООПТ Челябинской области», кандидат биологических наук, Заслуженный эколог РФ Александр Лагунов.

Он рассказал о природоохранной деятельности в соседнем регионе и о том, как объединить и связать в одно целое ООПТ Башкирии и Челябинской области.

Александр Лагунов, эксперт ОГУ ООПТ Челябинской области (Диплом первой степени)

 Александр Васильевич Лагунов с 1980 по 2015 год работал в Ильменском государственном заповеднике (г. Миасс). В 2015-2019 годах возглавлял областное государственное учреждение «ООПТ Челябинской области». Является автором и редактором двух изданий Красной Книги Челябинской области, написал более 200 научных работ. Ежегодно под его руководством проводятся российско-финские экспедиции по Южному Уралу, в рамках международной программы «Биоразнообразие чешуекрылых Европы». Награжден бронзовой медалью Русского энтомологического общества. В 2020 году удостоен звания «Рыцарь леса».

 

ВОПРОС. Александр Васильевич, что представляет из себя сеть ООПТ Челябинской области сегодня?

Существующая сеть охраняемых природных территорий Челябинской области состоит из шести федеральных ООПТ. Это три заповедника и три национальных парка. Плюс двадцать региональных заказников, 132 региональных памятника природы и один региональный курорт. В 2018 году у нас появилась первая ООПТ международной категории. Это биосферный резерват «Горный Урал».

Региональная схема размещения и развития ООПТ Челябинской области была создана в 2008 году, и она основана на  апробированных подходах, мы ничего нового не выдумывали. В её основе лежит концепция природного экологического каркаса. Эта схема включает в себя ядра экологического каркаса, природные территории целевой охраны, транзитные территории или экологические коридоры и буферные территории.

Недавно мы создали биосферный резерват ЮНЕСКО «Горный Урал», теперь настала вторая очередь этого проекта – создание межрегионального биосферного резервата, который будет включать в себя такие ООПТ как «Зигальга», «Иремель», «Зюраткуль», Южно-Уральский заказник и другие. Тогда эта схема очень четко замкнется на разных уровнях, начиная с вершин Южного Урала, с северной границы Юрмы,  до самого юга – резервата «Башкирский Урал». Таким образом мы получим полный набор биосферных резерватов.

В рамках этого проекта было запланировано рассмотреть возможность создания 64 новых объектов — заказников, памятников природы, природных парков. К сожалению, с 2008 года ни одной новой ООПТ не появилось, за исключением замечательного природного памятника «Хамитовские болота». Эти болота лежат на известковом основании и потому в этом месте огромное разнообразие флоры, в том числе 28 редких видов, включенных в Красную Книгу России. Наибольшая плотность ООПТ у нас, конечно, в горной части, там и природа лучше сохранилась. В лесостепи – поменьше, и совсем мало, всего около 5 процентов —  в степной зоне. Это результат освоения целины в прошлом веке. К сожалению, распахали все, кроме каменистых участков.

 

ВОПРОС. Челябинскую область и Республику Башкортостан очень много связывает. У нас общая природа, общее многообразие фауны и флоры. И задачи у природоохранных служб двух регионов стоят одни. Какие формы сотрудничества вы видите в этом направлении?

 

Особое внимание, хочу обратить на трансграничные ООПТ. Это когда в Челябинской области и в соседнем регионе есть объекты, которые можно объединять и связывать в единое целое. Конечно, очень хлопотно создавать, а затем запускать в работу межрегиональные ООПТ. Но зато и эффект от них будет гораздо большим. Приведу конкретный пример: долина реки Ай в той части, где Челябинская область граничит с Башкирией. Граница там просто скачет с одного берега на другой, она очень сложная. Объекты одни и те же, редкие виды скальных растений одни и те же, почему бы не объединить наши усилия по их охране? Тем более, там уже есть небольшой ботанический заказник, который мог бы стать базой. То же самое могу сказать о реке Юрюзань. И такие объекты есть не только на границе с Республикой Башкортостан, их много на границе с Оренбургской областью. Даже с Казахстаном можно создавать межгосударственные ООПТ. Тем более, в них войдет кусок погранзоны, а это тоже дополнительная охрана.

 

ВОПРОС. Каковы перспективы развития ООПТ Челябинской области?

Есть немало новых проектов, которые устремлены в будущее. Некоторые из них уже реализовались. В 2019 году создан Национальный парк «Зигальга». Его площадь — более 45 тысяч гектаров. Сейчас стоит задача запустить его. Другой природный парк — «Тургояк», там идет интенсивная работа по его подготовке и, кстати, он входит в состав биосферного резерва «Горный Урал». Совершенно очевидно — чтобы сохранить этот природный комплекс, нужно, как минимум, расширить территорию памятника природы до водосборной площади, она очень маленькая у озер предгорной зоны восточной склона Уральского хребта, всего 74-76 квадратных километров. Эта территория подвергается исключительной рекреационной нагрузке.

Следующий проект — создание природного парка «Челябинские боры». В черте Челябинска находятся несколько боров: Городской, Каштакский – они являются памятниками природы. Совсем рядом с городом в Сосновском районе – Ужовский бор. Это остатки могучего ленточного бора, который шел по обоим берегам реки Миасс еще в ледниковый период. Происхождение у них общее, и проблемы тоже общие. Это колоссальная рекреационная нагрузка, пожароопасность, высокий уровень воздушного загрязнения.

Есть проект по созданию природного парка «Серпиевский пещерный град». Там имеется целый комплекс пещер и представлены все формы карстового рельефа. В двух пещерах обнаружены рисунки древнего человека примерно того же периода, что и знаменитые петроглифы пещеры «Шульган-Таш».

Фото: moya-planeta.ru

Игнатьевская пещера с 2012 года находится в листе ожидания по внесению во Всемирный список наследия ЮНЕСКО. К сожалению, процесс пока не двигается. Есть и другие проекты. «Птичий рай» на территории Донгузловского заказника, где гнездятся пеликаны кудрявые, прекрасные птицы с огромным размахом крыла.

Фото: obshe.net

Леоновские горы – яркий природный уголок горной лесостепи. «Русская Бразилия» — целый букет проявления редчайших минералов. Правда, законодательство сегодня не дает развиваться юным геологам: поднял с земли камень — ты уже преступник.

 

ВОПРОС. Какие пути для решения проблем особо охраняемых природных территорий Вы видите?

 

Считаю, что уже давно назрела необходимость объединяться. Рад, что конкурс «Рыцарь леса», наконец распространился и на соседние регионы. Он реально объединил природоохранников Южного Урала и сопредельных территорий. Кроме этого конкурса, существует пилотный проект по развитию экотуризма на Урале «Великий Уральский путь». В него входят не только федеральные ООПТ, но и региональные.

Нужны двухсторонние соглашения между регионами в области охраны природы. Нужно максимально конкретизировать положения в этих соглашениях и включать их в работу. В Договоре между Республикой Башкортостан и Челябинской областью есть такой раздел, но он слишком расплывчато сформулирован. Необходимо создавать межрегиональные ООПТ и не бояться этого процесса. Назрела также необходимость создания Экспертного совета, который бы координировал работу особо охраняемых природных территорий.

Вопросы задавал Рустам Сиразетдинов. Фото автора

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

НАПИШИТЕ НАМ!

[recaptcha theme:dark]