Антарктида — край «Витязей». 200-летию открытия шестого континента посвящается

Антарктида — край «Витязей». 200-летию открытия шестого континента посвящается

2020-й — год 200-летия открытия Антарктиды. Этому юбилею мы посвящаем серию публикаций о Российской антарктической экспедиции и участию в ней «Витязей» — плавающих двухзвенных гусеничных транспортеров (ДТ), которые производятся в Ишимбае. АО «МК «Витязь» — предприятие-попечитель Регионального отделения Русского географического общества. Рассказы об освоении «Витязями» шестого континента основаны на беседах с людьми, для которых Антарктида стала частью биографии. Наши собеседники –сотрудники АО «МК «Витязь» и ООО «ИПК Витязь-Сервис». 

СПРАВКА:
28 января (16 января по старому стилю) 1820 года корабли русской кругосветной южной полярной экспедиции «Восток» и «Мирный» под командованием Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева подошли к берегам континента, факт существования которого до этого лишь предполагался. Однако ступить на лёд Антарктиды русские путешественники не смогли: им помешали погодные условия и высокий ледяной барьер шельфового ледника.

28 января 1994 года ситуация повторилась до мелочей. Российское исследовательское судно «Академик Федоров» подошло к Антарктиде, но разгрузить корабль у берега было невозможно: ледник таял, сползая в океан, откалывался огромными глыбами, создавая опасность для корабля (рискуя опрокинуть его).

Погодные условия – те же, что помешали первым русским путешественникам сойти на открытый ими континент. Но на этот раз российские исследователи Антарктиды свои задачи выполнили. Судно разгрузили на безопасном от берега и коварных айсбергов расстоянии. На воду краном спустили находившиеся на борту плавающие двухзвенные гусеничные транспортеры (ДТ) «Витязь», которые благополучно доставили груз вначале на берег, а затем на научно-исследовательскую станцию Мирный.

 

 

Антарктида. Это особая для АО «МК «Витязь» тема. Благодаря работникам «Витязя» Ишимбай, вероятно, занимает первое место в России по числу полярников Антарктиды на душу населения. Около полусотни инженеров и водителей компании и ее автономных структур работали на ледовом континенте, проверяя на прочность не только технику, но и себя.

Время активного присутствия «Витязей» в Антарктиде началось в середине 80-х годов прошлого столетия.

Материковые полярные станции располагаются на расстоянии полутора тысяч километров от берега. Станции функционируют круглогодично; туда нужно доставлять топливо, оборудование, продукты. С помощью авиации этот вопрос не решить. Руководство института Советских антарктических экспедиций (САЭ) обратило внимание на продукцию Ишимбайского завода транспортного машиностроения (ныне АО «МК «Витязь») не случайно. Двухзвенные гусеничные транспортеры «Витязь» — это машины, выполняющие особые задачи. Разработанные по заказу и при содействии МО СССР, они предназначены для перевозки грузов и людей в особо сложных дорожных и климатических условиях.Уникальная сочлененная схема двухзвенника обеспечивает высокую  мобильность машины в условиях бездорожья, к тому же ДТ умеют плавать.

Руководители САЭ приехали на завод, встретились с директором Владимиром Ивановичем Савельевым, главным конструктором ДТ Константином Владимировичем Осколковым и приобрели для работы в Антарктиде одну машину. Первый ДТ-10П был доставлен на ледовый континент в 1986 году.  
 К выбору кандидатуры первого ишимбайского полярника южных широт подошли очень ответственно. Нужен был не только лучший специалист, но и человек, способный «собраться» в сложных условиях социальной изоляции. Руководство завода рекомендовало Виктора Сбитякова, и в 1987 году он был утвержден в составе 33-й антарктической экспедиции. 

Сбитяков уехал на долгие два года. Дома остались жена Вера и двое детей. 
По телефону общались редко. Ждали — то, когда к станции подойдет спутник, то очереди; полярников было много, у каждого на материке кто-то оставался. Домой приходили телеграммы: «Поздравляю днем рождения тчк 31-го заказал переговоры». Вера Сбитякова приходила на переговорный пункт, а связи не было или была такого качества, что хотелось плакать. Он писал письма, похожие на дневник. Корабли с других станций заходили за почтой редко, поэтому письма получались толстые. Писал о пингвинах, о том, что работать приходится не только на своем ДТ, но это ерунда, что в походах приходится быть и сварщиком, и жестянщиком, и мотористом. Писал о том, что на станции и его, и машину прозвали Ишимбаями. 
Возвращаясь из экспедиций, рассказывал о друзьях, неприхотливом быте зимовщиков, о том, как вытаскивали из трещин машины, как месяцами шли походом по пурге. 
Антарктида снилась ему, она звала, он болел ею. Ночами тревожно вскидывался; снился «дульник»; так полярники называют шквалистый ветер до 80 метров в секунду. Там остался его именной клочок полярной земли – аул Сбитяков. Есть в Антарктиде такая традиция: если в походе проходишь станцию в день своего рождения, то имеешь право на свой личный «земельный» надел. 
Он легко сходился с людьми, легко заводил друзей. Дома ему не хватало сурового быта мужской команды, где под гитару неспешно заваривают чай, вместе лепят пельмени, устраивают друг другу маленькие праздники и сообща скучают по близким. Где из всех развлечений – старенький кинопроектор на станции, а в походе – гитара и гармошка. Где за три месяца похода лицо соседа начинает раздражать так, что готов на все, лишь бы его не видеть. Но у тебя с ним все на двоих. На двоих одна пурга, один маршрут, одна Антарктида. 
Как одного из самых коммуникабельных и технически грамотных специалистов, Виктора Сбитякова направили на полярную станцию другого государства. 
Сотрудников станции удивляло в нем многое. Его спрашивали: 
— Ты водитель? 
— Да. 
— А инженер у вас кто? 
— Я за инженера. 
— А механик кто? 
— Я механик. 
Этого не понимали. Когда у иностранцев ломалась машина, водитель по рации связывался с механиком, вызывал его и отдыхал, пока машину ремонтировали. Удивляло то, что на капоте советской машины гордо красовалось имя «ВЕРА»: он скучал по семье и верил, что его ждут. 
Сбитяков возвращался из одной экспедиции и уезжал в следующую, каждый раз обещая себе, что эта – последняя. Их было шесть, каждая в среднем по полтора года. Он отдал Антарктиде девять лет жизни, … остальные она забрала сама. 
В 1998 году во время последней командировки, уже закончив работу, он в составе группы специалистов возвращался с корабля на станцию на вертолете.

Падение вертолета  с полярниками на берег далекой Антарктиды произошло  во время проведения разгрузочных работ ледокола и доставки грузов на полярную ст. Новолазаревская. При этом погибли несколько полярников, в том числе наши заводчане: Сбитяков В.Н. и Тимергалиев Р.Ф. Получили травмы  и скончались впоследствии  Пантелеев Б.Е. и Адршин А.А.
…Есть несколько версий причин падения вертолета. Того, что произошло на самом деле, не знает никто. 

На станции Мирный есть столб с указателем расстояния от Антарктиды до Ишимбая. Между шестым континентом и машиностроительной компанией «Витязь» – путь длиной в 13700,741 километров. Первым этот путь проделал Виктор Николаевич Сбитяков. 

 

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

НАПИШИТЕ НАМ!

[recaptcha theme:dark]