Яков Яковлевич Васильев — исследователь лесной и лесостепной растительности Башкирии. К 120-летию со дня рождения)

Яков Яковлевич Васильев — исследователь лесной и лесостепной растительности Башкирии. К 120-летию со дня рождения)

Биографический очерк доктора биологических наук, профессора Валерия Путенихина посвящен видному советскому лесоведу-дендрологу, соавтору фундаментального труда «Деревья и кустарники СССР», первой «Карты растительности СССР» и «Лесорастительного районирования СССР» Якову Яковлевичу Васильеву. Жизненный путь ученого трагически завершился в 1942 году в блокадном Ленинграде…

Публикацию Я.Я. Васильева [1929], посвященную лесам южной оконечности Южного Урала (в пределах Канского и других лесничеств южной части Башкирии), я впервые прочитал в 1980-х годах. Приятно поразил научный уровень статьи: скрупулезность проведенных исследований, глубина обобщений, безупречный литературный стиль изложения материала. Чувствовалось, что автор прекрасно знает лес и древесно-кустарниковые породы, его составляющие! Интересным для меня было и то, что исследователь, вслед за Александром Антоновичем Рейхенбергом и Федором Павловичем Симоном [Путенихин, 2019], продолжил описание лесов той местности, где издавна жили мои предки (прадед работал лесным обходчиком в Кананикольской лесной даче, дед – на лесосплавном участке в Канском лесничестве).

Чуть позднее мне в руки попала статья И.М. Крашенинникова и Я.Я. Васильева [1949], в которой была приведена первая подробная характеристика лесных участков Месягутовской лесостепи и восточной окраины Уфимского плато (это северо-восточная часть Башкирии на границе со Свердловской областью). Соавтор Васильева, Ипполит Михайлович Крашенинников, – уроженец Челябинска, выдающийся советский географ-лесовед, доктор биологических наук, профессор, известный своими масштабными биогеографическими исследованиями Урала и Сибири. Уже то, что Я.Я. Васильев оказался «в одной компании» с именитым ученым, говорило о многом! Однако в дальнейшем, на протяжении долгого времени, мои сведения о Васильеве этим и исчерпывались.

И лишь несколько лет назад я осознал следующее: исследователь башкирских лесов Васильев и один из соавторов первой книги фундаментального 6-томного издания советских лет «Деревья и кустарники СССР» [1949] по фамилии Васильев – одно и то же лицо! Нельзя не отметить, что указанное издание не потеряло своей высочайшей научной актуальности до сегодняшнего времени. Траурная рамка, очерчивающая фамилию Я.Я. Васильева на титульном листе книги, означала, что к моменту издания его уже не было в живых. Именно тогда я решил подробнее познакомиться с творческой биографией ученого.

Первый том «Деревьев и кустарников СССР», в подготовке которого принимал участие Я.Я. Васильев.

В кратком виде биография Якова Яковлевича Васильева приведена в словаре «Русские ботаники» [1947]. Однако в книге указаны лишь основные жизненные вехи. Ознакомление с публикациями ученого, в которых нередко сообщаются районы проведения исследовательских работ, маршруты, даты, позволило полнее реконструировать его жизненный путь. Некоторые биографические сведения предоставила Ирина Романовна Данильченко, внучка Я.Я. Васильева.

Согласно выписке из метрической книги, выданной в Заводо-Николаевской церкви Пермской Епархии, родился Яков Яковлевич 1 августа 1900 года в Осинском уезде Пермской губернии. Его отец, Яков Филиппович Васильев, в тот период работал лесничим II разряда Татышлинского лесничества Уфимской губернии. Могу предположить, что факт рождения лишь формально зарегистрирован в Осинском уезде (вероятно, в городе Осе нынешнего Пермского края), а действительным местом рождения могло быть старинное село Татышлы (ныне село Верхние Татышлы, райцентр Татышлинского района Республики Башкортостан), где до 1911 года располагалась контора лесничества. В любом случае, герой нашего рассказа оказывается нашим земляком-уральцем!

К 1904 году семья переехала в Тамбовскую губернию, где отец поступил на службу лесничим Горельского лесничества (ныне поселок Горельский лесхоз Тамбовской области). В семье Васильевых было четверо детей – 3 брата и сестра, все они получили первоначальное образование в Тамбовской гимназии.

Семья Васильевых, город Тамбов, 1907 год (7-летний Яша стоит справа)

В 1922-1926 годах Я.Я. Васильев обучался в Ленинградском лесном институте (бывший Санкт-Петербургский лесной институт, нынешний Лесотехнический университет). В 1925 году научный руководитель кафедры, знаменитый лесовод, профессор Михаил Михайлович Орлов предложил студентам Васильеву и Гаелю выполнить дипломные работы по изучению экспериментальной лесной дачи «Сосновка» [Русские ботаники, 1947]. Работая совместно в течение двух лет, Я.Я. Васильев и А.Г. Гаель решили все поставленные задачи и в 1926 году успешно защитили свои дипломы. Материал, собранный дипломниками, был настолько многообразным и значимым в научно-практическом отношении, что руководством было принято решение опубликовать материалы выпускников в сборнике статей Ленинградского лесного института «Природа и хозяйство учебно-опытных лесничеств» [Васильев, Гаель, 1928].

Знакомство со статьей показывает, насколько глубокие знания получили студенты в институте и как квалифицированно они смогли применить их на практике. Подробно, с приложением вычерченных карт и схем, описаны геологические, климатические и почвенно-грунтовые условия произрастания леса в Сосновской даче; дана характеристика типов леса и хода роста насаждений с указанием таксационных показателей и видового состава лесообразующих пород; выявлена роль пожаров в формировании лесов; определены пути ведения «добровольно-выборочного» хозяйства в лесной даче, направленные на улучшение структуры и состояния насаждений (включая меры содействия естественному семенному возобновлению, санитарные рубки и рубки ухода за лесом, закладку лесных культур, лесомелиоративные работы). Становится понятным, как уже спустя год после окончания института молодой исследователь смог на высочайшем профессиональном уровне дать описания лесов на обширной территории Канского и других лесничеств Южного Урала. Кстати, сокурсник нашего героя, Александр Гаврилович Гаель, также стал крупным лесоводом и лесомелиоратором [Русские ботаники, 1947].

Свою трудовую деятельность Я.Я. Васильев начал в 1926 году в должности помощника лесничего Керетского лесничества колонизационного фонда Мурманской железной дороги [Русские ботаники, 1947]. В 1927 году Я.Я. Васильев отправляется на Южный Урал. Побудительным мотивом, видимо, стало желание посвятить себя исследовательской работе. Молодой специалист узнал, что в далекой Башкирии на базе существовавшей еще с дореволюционных времен Кананикольской лесной дачи недавно было создано Канское опытное лесничество (именно – опытное!). Контора лесничества располагалась в поселке Кананикольском нынешнего Зилаирского района; лесничим был назначен Л.В. Хорев, инспектором лесов – В.А. Минеев, на должность помощника лесничего с возложением обязанности ученого-лесовода приняли ленинградского выпускника Я.Я. Васильева [Бобров, 1929; Васильев, 1929].

Весной 1927 года Яков Яковлевич приступает к полевым исследованиям: сначала – на территории Канского лесничества, затем и в соседних лесничествах (Иткуловском, Иргизлинском, Вознесенском, Куркатовском, Тляумбетовском, Мраковском, Пименовском, Юлуцком, Бердянском) [Васильев, 1929]. Судя по карте, приложенной к статье Я.Я. Васильева, один из его маршрутов пролегал через деревню Иргизлы (бывший Вознесенский завод; ныне – место дислокации центральной усадьбы заповедника «Шульган-Таш»). Продолжаясь, этот маршрут заходил вглубь территории Национального парка «Башкирия» до реки Белой близ устья речки Кукраук. Другие маршруты пересекали, в частности, территории таких современных ООПТ как Государственный заказник «Икский» и Природный парк «Мурадымовское ущелье».

Яков Яковлевич Васильев (слева), сестра Анна и брат Степан в поселке Кананикольском Зилаирского кантона Башкирской республики (ныне Зилаирский район РБ), лето 1927 года

В целом район исследований Васильева лежал в пределах современных Зилаирского, Кугарчинского, Бурзянского, Абзелиловского и Баймакского районов РБ. В геоморфологическом плане вся эта область именуется Зилаирским плато, представляющим собой высокоподнятое плоскогорье, изрезанное глубокими скалистыми каньонами рек.

Северная часть Зилаирского плато, долина реки Иргизлы (Бурзянский район РБ). Фото В.П. Путенихина

Летом 1927 года в лесничество из Ленинграда прибывает экспедиция Главного ботанического сада, возглавляемая Евгением Григорьевичем Бобровым – будущим профессором, видным отечественным систематиком-дендрологом. Некоторое время группа Боброва работает совместно с Васильевым. В опубликованной по результатам поездки статье Е.Г. Бобров [1929] неоднократно ссылается на сведения Я.Я. Васильева (в частности, упоминает о самом южном пункте произрастания можжевельника обыкновенного на Урале, обнаруженном помощником лесничего Васильевым в сосновом лесу близ Кананикольска), а также выражает искреннюю благодарность своему спутнику за всестороннюю помощь [Бобров, 1929].

Лесоводственные и дендрологические данные по Южному Уралу, изложенные в статье Я.Я. Васильева [1929], весьма интересны и многообразны. Достаточно сказать, что по аналогии со своей работой в лесной даче «Сосновка», он детально описывает весь комплекс лесорастительных условий региона – геоморфологических, метеорологических, почвенных, характеризует многочисленные древесные и кустарниковые породы, произрастающие в лесах, определяет (с закладкой большого числа пробных площадей) основные типы леса и таксационную структуру насаждений, а также особенности возобновления главных лесообразующих пород, формулирует важные практические рекомендации по лесохозяйственным работам и искусственному лесоразведению в местах вырубок на территории Канского лесничества (здесь в XVIII-XIX веках долгое время функционировал Кананикольский медеплавильный завод).

Особенно емкую характеристику Я.Я. Васильев дает «краснолесью» – лиственничным и сосновым лесам региона. Вслед за Ф.П. Симоном [1910] он сообщает о крайне южных форпостах ели сибирской на Урале – небольших участках ельников, приютившихся на северных береговых склонах реки Белой (в частности, в Иргизлинском лесничестве). В числе других более или менее редких древесно-кустарниковых растений, наряду с можжевельником обыкновенным, он отмечает дикую яблоню, ольху черную, тополь белый, боярышник кроваво-красный, лещину обыкновенную (лесной орешник), жимолость лесную, бруснику, чернику, зимолюбку зонтичную [Бобров, 1929; Васильев, 1929].

Южный форпост ели сибирской на северной границе Зилаирского плато (окрестности деревни Кутаново Бурзянского района РБ). Фото В.П. Путенихина

Стоит сказать, что в своей публикации исследователь неоднократно ссылается на труды предшественников (Ивана Ивановича Лепехина, Александра Антоновича Рейхенберга, Эдуарда Александровича Эверсмана, Федора Павловича Симона), тем самым демонстрируя хорошее знание литературы по рассматриваемым вопросам. В заключении автор пишет [Васильев, 1929, с. 137]: «…нельзя не пожелать, чтобы созданное, но еще не вставшее на ноги Канское опытное лесничество окрепло, и лесное хозяйство юга Башкирии получило бы твердые научно-выработанные основы для восстановления своих ценных сосново-лиственничных и сосновых насаждений, столь в настоящее время поредевших и сокративших свою площадь».

В начале февраля 1928 года Я.Я. Васильев по результатам проведенных на Южном Урале изысканий делает доклад на заседании Ленинградского лесного общества. Полагаю, именно здесь он впервые предстал перед широкой научной общественностью Ленинграда – отечественной «лесной столицы» того времени – как перспективный ученый-лесовед. Скорее всего, тогда же его кандидатуру рекомендуют для включения в состав Месягутовского геоботанического отряда Башкирской экспедиции Совета по изучению производительных сил (СОПС) Академии наук СССР. Во всяком случае, уже летом 1928 года он работает в составе отряда [Носков, 1929], занимаясь обследованием лесных участков в этой северо-восточной части Башкирии – на территории Месягутовской лесостепи и в близлежащих окрестностях (см. выше).

Месягутовская лесостепь – район работ Я.Я. Васильева в 1928 году (Салаватский район РБ). Фото В.П. Путенихина

Некоторые научные результаты Месягутовской экспедиции, полученные Я.Я. Васильевым, были впоследствии включены в капитальную работу «Растительность Башкирской АССР» [Крашенинников, Кучеровская-Рожанец, 1941] Кроме того, к началу лета 1941 года Крашенинников и Васильев подготовили совместную развернутую статью, которую направили для опубликования в научный сборник Географо-экономического института при Ленинградском государственном университете. По понятным причинам сборник не был напечатан. Однако спустя 8 лет, уже после смерти Я.Я. Васильева, эта работа, которую я упоминал в самом начале своего повествования, все-таки была опубликована [Крашенинников, Васильев, 1949].

По сведениям, предоставленным башкирским ботаником-флористом Альбертом Акрамовичем Мулдашевым, гербарные сборы Я.Я. Васильева с территории Башкирии хранятся в Ботаническом институте им. В.Л. Комарова РАН (Санкт-Петербург), Уфимском институте биологии Уфимского федерального исследовательского центра РАН, Институте экологии растений и животных Уральского отделения РАН (Екатеринбург), Санкт-Петербургской лесотехнической академии. Среди отмеченных Васильевым растений – целый ряд редких видов (в том числе представителей семейства орхидных), ныне фигурирующих в Красной книге Республики Башкортостан.

Дальнейший жизненный путь Я.Я. Васильева (после башкирского периода 1927-1928 годов) также оказался весьма плодотворным в творческом плане. В 1929 году он поступил на работу в Московский НИИ лесного хозяйства и в течение двух лет проводил исследования в лесах Московской области [Русские ботаники, 1947]. Результатом работы стали два больших рукописных отчета: «Типы леса Порецкого опытного лесничества» и «Культуры Порецкого опытного лесничества», а также статья, опубликованная опять же после кончины [Васильев, 1950].

Яков Яковлевич Васильев в 1929 году

В 1930-1931 годах Яков Яковлевич участвовал в Кавказской экспедиции, организованной Центральным институтом лесного хозяйства для изучения ценных пород Причерноморья [Русские ботаники, 1947]. Итог работы тоже внушительный: две до сих пор неопубликованные рукописи «Почвы лесов Черноморского побережья Азово-Черноморского края» и «Типы лесов и биология каштана, грецкого ореха, граба, самшита и некоторых других пород Шансугского учлеспромхоза Азово-Черноморского края».

В 1931 году Васильева назначают начальником отряда Ангарской лесной экспедиции СОПС АН СССР [Русские ботаники, 1947; Крылов, Салатова, 1969; Карначев, Яковлев, 2009]. За 2 года работы экспедиции, общее организационной руководство которой вел знаменитый геоботаник и лесовед, академик Владимир Николаевич Сукачев, было получено столь много данных по типам леса, лесовозобновлению и влиянию пожаров на состояние лесов Прибайкалья, что они были изданы не только в виде статей [Сукачев и др., 1932аб], но и целой книгой [Васильев, 1933]. Интересно, что по книге можно в подробностях восстановить многокилометровый маршрут экспедиции. Кроме В.Н. Сукачева, соавторами Васильева при подготовке статей стали выдающиеся ученые, профессора Сергей Яковлевич Соколов (дендролог), Виктор Борисович Сочава (географ-геоботаник) и Владимир Алексеевич Поварницын (лесовод).

В 1932 году Я.Я. Васильев возвращается из Сибири: его включают в состав Верхне-Камской лесной экспедиции СОПС АН СССР, работавшей в 1932-1933 годах в Пермском Предуралье [Русские ботаники, 1947]. От этого периода жизни осталась неопубликованная рукопись «Типы лесов Кудымкарского лесного промышленного хозяйства Коми-Пермяцкого национального округа». В 1933-1934 годах Яков Яковлевич работает в должности геоботаника Дальневосточной (Амурской) комплексной экспедиции АН СССР [Крылов, Салатова, 1969]; по ее результатам подготовлен отчет под названием «Растительность верховьев Гилюя» (река в Амурской области). К 1935 году результаты его исследований на обширной территории от северо-запада России и Причерноморья до Сибири и Дальнего Востока вылились в обобщенную схему типов леса Советского Союза [Васильев, 1935б], использованную в последующем многими лесоведами-типологами в своих трудах. В этом же году вышла из печати весьма ценная в теоретическом плане статья о взаимоотношениях пихты и ели в лесных сообществах [Васильев, 1935а].

В ноябре 1935 года у Я.Я. Васильева родилась дочь, названная Валей. Жена Якова Яковлевича, Ольга Николаевна (1912-1981), происходила из знаменитого дворянского рода Данилевских (ее дедом был известный ученый-энциклопедист и мыслитель Николай Яковлевич Данилевский) [Шуринов, 2015]. Ольга Николаевна закончила биологический факультет Ленинградского университета, специализировалась по кафедре генетики. В университете Васильев вел в межсезонье (с осени по весну) практические занятия – здесь они и познакомились. Бракосочетание Якова Яковлевича и Ольги Николаевны состоялось в августе 1934 года. Их дочь, Валентина Яковлевна Данильченко-Данилевская (1935-2005), которой в детстве отец любил читать на ночь французские сказки (он свободно владел французским языком), стала педагогом, видным краеведом, лектором-просветителем, состояла активным членом Историко-родословного общества, Общества потомков участников Отечественной войны 1812 г. и других общественных объединений [Шуринов, 2015].

С супругой Ольгой Николаевной Данилевской (1934 год)

По завершении Амурской экспедиции Я.Я. Васильев решил остаться на Дальнем Востоке и на протяжении почти 4 лет (с 1934 по 1937 год) работал специалистом-геоботаником Горнотаежной станции Дальневосточного филиала АН СССР (в нынешнем Приморском крае) [Русские ботаники, 1947; Крылов, Салатова, 1969; Калинин, 2008]. В его обязанности входило, в том числе, руководство всей научной частью учреждения. Изучение типов леса и их биоценотической структуры продолжало быть главным направлением его собственных исследований. Так, в 1935-1936 годах, заложив целый ряд постоянных пробных площадей, он подробно проанализировал лесные ассоциации Супутинского заповедника (будущего Уссурийского государственного заповедника) и в 1938 году опубликовал монографию по этому вопросу [Васильев, 1938г]. Им было описано 25 ассоциаций; в числе укрупненных категорий выделены, в частности, кедрово-широколиственные, дубово-кедровые и кедрово-еловые леса, главной лесообразующей породой в которых являлся корейский кедр, или сосна кедровая корейская.

В кедрово-еловой уссурийской тайге (автор очерка на фоне крупного экземпляра кедра корейского; Приморский край, 1990 год). Фото Д. Эвальда

Полученные данные впоследствии были широко использованы профессором Борисом Павловичем Колесниковым [1956] в монографии по кедровым лесам Дальнего Востока. Кроме того, Я.Я. Васильев впервые выделил новую для СССР лесную формацию – чернопихтово-широколиственные леса, образованные пихтой цельнолистной [Васильев, 1938в].

В этот период работы у него появились и новые научные интересы, относящиеся к области дендрологии, – изучение биологических особенностей и систематики древесно-кустарниковых растений. Объектами исследования стали представители богатейшей природной флоры Дальнего Востока. И на этом направлении были достигнуты значительные успехи – описаны и охарактеризованы в эколого-биологическом и таксономическом отношении различные виды дальневосточных деревьев и кустарников: тополя, липы, бузины, абелии, крушины, чубушника, бузины, ряда дикорастущих плодовых растений (его публикации по этим вопросам дорабатывались и выходили из печати уже после отъезда с Дальнего Востока) [Васильев, 1938абд, 1940абвгд].

В 1936 году под руководством Я.Я. Васильева на Горнотаежной станции были заложены дендрарий, плантация женьшеня, лесной стационар [Бытовой, 1976; Острогадский и др., 2008; Воронцов, 2010]. В это же время он занимался скрещиванием ореха грецкого с местным орехом маньчжурским [Васильев, 1938а]; некоторые гибридные формы сохранились до настоящего времени [Рейф, 2015].

Вероятно, в конце 1937 года Яков Яковлевич возвращается в Ленинград, откуда ему поступило предложение продолжить работу в крупнейшем ботаническом учреждении Союза – Ботаническом институте АН СССР [От Аптекарского…, 1957; Калинин, 2008]. В должности старшего научного сотрудника Геоботанического отдела он продолжает монографическую обработку целого ряда видов древесных растений, а также занимается обобщением многолетних данных по изучению лесных сообществ. Для него главной всегда была научная работа, сам процесс научного познания – захватывающий, озаряемый находками и открытиями; он как-то не придавал особого значения карьерному росту. Новые коллеги в институте в большинстве своем были «остепененными» учеными: академиками, докторами наук, профессорами. Правда, во время работы на Дальнем Востоке сотрудники Горнотаежной станции и так называли Васильева профессором [Бытовой, 1976]. И в Ботаническом институте сослуживцы считали его «ходячей энциклопедией», характеризовали как мягкого, интеллигентного и приятного в общении человека.

По совету коллег, а также по настоянию друзей Яков Яковлевич приступает к подготовке диссертации [Шуринов, 2015]. И это при том, что круг обязанностей на новом месте службы существенно расширился: в составе группы ботаников и географов Я.Я. Васильев активно включается в работу по составлению «Карты растительности СССР» [От Аптекарского…, 1957]. В 1940-1941 годах первый вариант карты и сопроводительный текст к ней в виде отдельной книги были готовы [Карта растительности…, 1940; О новой карте…, 1940; Пояснительный текст…, 1941].

Одновременно шла работа по совершенствованию геоботанического районирования территории СССР (Я.Я. Васильев начал участвовать в ней еще до отъезда с Дальнего Востока) [От Аптекарского…, 1957]. Якову Яковлевичу было поручено разработать и написать следующие разделы: «Евразиатская хвойнолесная (таежная) область» (в соавторстве с Александровм Петровичем Шенниковым), «Камчатская травяно-лиственно-лесная область», Дальневосточная хвойно-широколиственно-лесная область». В 1938-1939 гг. был также сформирован авторский коллектив по подготовке многотомного издания «Деревья и кустарники СССР», в состав которого включили и нового сотрудника (об этом издании уже шла речь в самом начале данного очерка). В первом томе Я.Я. Васильеву в соавторстве с В.В. Ухановым была поставлена задача описать роды «Ель» и «Пихта». Яков Яковлевич энергично включился в работу по всем направлениям.

В 1941 году работа была в самом разгаре, но воскресный день 22 июня перечеркнул планы всех и каждого… Многие сотрудники Ботанического института ушли на фронт, значительная часть коллектива (в их числе и Яков Яковлевич) оставалась в Ленинграде: институт продолжал функционировать! Не прекращалась работа и после начала блокады Ленинграда. Судя по всему, Я.Я. Васильев в эти первые военные месяцы постарался активизировать работу над своими разделами в «Районировании» и «Деревьях и кустарниках» (полагаю, что собственная диссертация отошла у него на второй план, а скорее всего, и вовсе была отложена). Но суровая блокадная зима 1941-1942 года оказалась роковой для нашего подвижника науки: 7 февраля 1942 года Яков Яковлевич скончался [Русские ботаники, 1947]. На следующий день утром его нашли у ворот Ботанического института – не выдержало сердце…

Яков Яковлевич Васильев в 1941 году (Ленинград)

Об обстоятельствах смерти ученого его жене, Ольге Николаевне, находившейся в эвакуации в Астрахани, сообщил письмом друг и коллега Якова Яковлевича, выдающийся отечественный дендролог, редактор всех томов «Деревьев и кустарников СССР», доктор биологических наук, профессор Сергей Яковлевич Соколов (кстати, уроженец башкирского города Белебея). Особенно горьким в этом трагическом финале оказалось то, что буквально в ближайшие дни должна была состояться эвакуация в тыл очередной группы сотрудников Ботанического института, в которую был включен и Я.Я. Васильев.

Самое поразительное, он все же успел, ценой высочайшего напряжения сил и пренебрежения к собственному здоровью, выполнить поставленные перед ним задачи. Через несколько лет после войны первый том «Деревьев и кустарников СССР» [1949], а также «Геоботаническое районирование СССР» [1947], в которые были включены материалы Я.Я. Васильева, завершенные в блокадном Ленинграде, вышли из печати. Эти фундаментальные книги можно считать рукотворным памятником их авторам: ботаникам, лесоведам, дендрологам. Тем, кто выжил в это тяжелое время, и тем, кто погиб на фронте или умер в блокаду, как Яков Яковлевич Васильев…

В нынешнем году Я.Я. Васильеву исполняется 120 лет со дня рождения. Профессиональная деятельность выдающегося лесоведа-дендролога с момента окончания Ленинградского лесного института продолжалась 15 лет – всего лишь 15 лет. Но как много было сделано за это время! Видимо, талантливому человеку посильны любые свершения. Главное, вовремя распознать свой талант и свое предназначение в жизни. Якову Яковлевичу Васильеву это удалось!

 

Выражаю искреннюю признательность Ирине Романовне Данильченко, внучке Я.Я. Васильева, за предоставленные биографические сведения и фото из семейного архива.

 

Литература

 

Бобров, Е.Г. Очерк растительности юго-западного Приуралья (из работ Юго-Восточной Экспедиции Главного ботанического сада 1927 г.) / Е.Г. Бобров // Известия Главного ботанического сада. 1929. № 28. Вып. 1/2. С. 41-74.

Бытовой, С.М. Обратные адреса / С.М Бытовой. Л.: Советский писатель, 1976. 304 с.

Васильев, Я.Я. Лесная дача «Сосновка» и добровольно выборочное хозяйство в ней / Я.Я. Васильев, А.Г. Гаель // Природа и хозяйство учебно-опытных лесничеств Ленинградского лесного института. М.: Новая деревня, 1928. С. 47-94.

Васильев, Я.Я. Естественно-исторический очерк лесов северной части Зилаирского кантона Башреспублики / Я.Я. Васильев // Лесоведение и лесоводство. 1929. Вып. 7. С. 101-137.

Васильев, Я.Я. Леса и лесовозобновление в районах Братска, Илимска и Усть-Кута / Я.Я. Васильев / Тр. Совета по изучению произв. сил АН СССР. Сер. сибирская; вып. 2. Ангарская лесная экспедиция 1931 г. Л.: Изд-во АН СССР, 1933. Ч. 1.111 с.

Васильев, Я.Я. Взаимоотношение между пихтой и елью в Европейской части СССР / Я.Я. Васильев // Советская ботаника. 1935а. № 2. С. 68-74.

Васильев, Я.Я. Объем понятия тип леса и схема классификации типов леса / Я.Я. Васильев // Советская ботаника. 1935б. № 1. С. 36-63.

Васильев, Я.Я. Геоботанические предпосылки к распределению плодовых культур на Д. Востоке / Я.Я. Васильев // Советская ботаника. 1938а. № 4-5. С. 146-148.

Васильев, Я.Я. Критическая заметка о тополях дальневосточного края / Я.Я. Васильев // Вестн. Дальневост. фил. АН СССР. 1938б. 28 (1). С. 101-108.

Васильев, Я.Я. Леса из цельнолистной пихты (новая для СССР лесная формация) / Я.Я. Васильев // Природа. 1938в. № 9. С. 59-62.

Васильев, Я.Я. Лесные ассоциации Супутинского заповедника Горнотаежной станции / Я.Я. Васильев // Тр. Горнотаежной станции Дальневост. фил. АН СССР. Владивосток, 1938г. Т. II. 136 с.

Васильев, Я.Я. Новая для Дальневосточного края липа Tilia taqueti C. K. Sch. / Я.Я. Васильев // Вестн. Дальневост. фил. АН СССР. 1938д. 32 (5). С. 69-75.

Васильев, Я.Я. Бузины Дальнего Востока / Я.Я. Васильев // Ботанические материалы Гербария Ботанического ин-та АН СССР. 1940а. Т. VIII. Вып. 11. С. 196-200.

Васильев, Я.Я. Заметка о дальневосточном чубушнике / Я.Я. Васильев // Ботанические материалы Гербария Ботанического ин-та АН СССР. 1940б. Т. VIII. Вып. 12. С. 218-219.

Васильев, Я.Я. Какая абелия растет на советском Д. Востоке? / Я.Я. Васильев // Ботанические материалы Гербария Ботанического ин-та АН СССР. 1940в. Т. VIII. Вып. 11. С. 201-202.

Васильев, Я.Я. Крушины Дальневосточного края // Ботанические материалы Гербария Ботанического ин-та АН СССР. 1940г. Т. VIII. Вып. 7. С. 112-119.

Васильев, Я.Я. Новые китайские крушины / Я.Я. Васильев // Ботанические материалы Гербария Ботанического ин-та АН СССР. 1940д. Т. VIII. Вып. 8. С. 123-128.

Васильев, Я.Я. Насаждения лиственницы европейской в Поречье Уваровского района Московской области / Я.Я. Васильев // Тр. Ботанического ин-та им. В.Л. Комарова АН СССР. 1950. Сер. VI. Вып. I. С. 91-96.

Воронцов, Н.Н. Алексей Иванович Куренцов (страницы из истории биологии на Дальнем Востоке) / Н.Н. Воронцов // Вестн. Дальневост. отделения РАН. 2010. № 4. С. 149-153.

Геоботаническое районирование СССР / Я.Я. Васильев, Е.М. Лавренко, А.И. Лесков и др.; под ред. Е.М. Лавренко / Тр. Комиссии по естественноисторическому районированию СССР. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1947. Т. II. Вып. 2. 152 с.

Деревья и кустарники СССР. Дикорастущие, культивируемые и перспективные для интродукции / Сост. З.Г. Белосельская, Я.Я. Васильев, С.И. Ванин и др. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1949. Т. 1. 464 с.

Калинин, А.А. Восточное притяжение: наша история в биографиях и лицах / А.А. Калинин. Владивосток: Дальнаука, 2008. 336 с.

Карначев, А.Е. История лесоводческих исследований / А.Е. Карначев, А.Л. Яковлев. Улан-Удэ: Изд-во Бурятской гос. с.-х. акад., 2009. 124 с.

Карта растительности СССР масштаба 1: 5000000 / Я.Я. Васильев, Б.Н. Городков, А.П. Ильинский и др. М.: Л.:, 1940.

Колесников, Б.П. Кедровые леса Дальнего Востока / Б.П. Колесников // Тр. Дальневост. фил. АН СССР. Сер. биологическая. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1956. Т. II. 263 с.

Крашенинников, И.М. Природные ресурсы Башкирской АССР. Растительность Башкирской АССР / И.М. Крашенинников, С.Е. Кучеровская-Рожанец. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941. Т. I. 155 с.

Крашенинников, И.М. О лесостепи западного склона Южного Урала / И.М. Крашенинников, Я.Я. Васильев // Материалы по географии и картографии почв СССР / Тр. Почвенного ин-та им. В.В. Докучаева АН СССР. М.-Л.: Изд. АН СССР, 1949. Т. XXX. С. 143-178.

Крылов, Г.В. История ботанических и лесных исследований в Сибири и на Дальнем Востоке / Г.В. Крылов, Н.Г. Салатова. Новосибирск: Наука, 1969. 276 с.

Носков, А.К. Работы Месягутовского геоботанического отряда в 1928 году / А.К. Носков / Прил. к № 10-12 «Хозяйства Башкирии» за 1929 г. Уфа: Изд. Госплана БАССР, 1929. 9 c.

О новой «Карте растительности СССР в масштабе 1 : 5000000» // Я.Я. Васильев, Б.Н. Городков, А.П. Ильинский и др. // Советская ботаника. 1940. № 3. С. 49-58.

Остроградский, П.Г. Результаты инвентаризации растений дендрария Горнотаежной станции в 2007 г. / П.Г. Остроградский, С.К. Малышева, С.В. Горохова // Биологические исследования на Горнотаежной станции. Владивосток: Дальприбор, 2008. Вып. 11. С. 18-44.

От Аптекарского огорода до Ботанического института. Очерки по истории Ботанического института Академии наук СССР / Отв. ред. П.А. Баранов, Е.Г. Бобров. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1957. 308 с.

Пояснительный текст к карте растительности СССР в масштабе 1 : 5000000 / Я.Я. Васильев, Б.Н. Городков, А.П. Ильинский и др.; отв. ред. Е.М. Лавренко. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1941. 132 с.

Путенихин, В.П. Тропами первопроходцев: очерки об исследователях природы Южного Урала и Башкирии / В.П. Путенихин. Уфа, 2019. 292 с.

Рейф, О.Ю. Биологические ресурсы орех маньчжурского (Juglans mandshurica Maxim.) в Приморском крае: дис. … канд. биол. наук / О.Ю. Рейф. Уссурийск: Приморская гос. с.-х. акад., 2015. 165 с.

Русские ботаники. Биографо-библиографический словарь. II. Быков – Горленко / Сост. С.Ю. Липшиц. М.: Изд-во МОИП, 1947. 336 с.

Симон, Ф.П. В лесах Общего Сырта (из записок лесничего) / Ф.П. Симон // Лесной журнал. 1910. Вып. 10. С. 1119-1141.

Сукачев, В.Н. В районе Байкала и Забайкалья / В.Н. Сукачев, Я.Я. Васильев, В.А. Поварницын // Изучение лесов района Ангарстроя. Экспедиция Всесоюзной Академии наук 1931 г. Л.: Изд-во АН СССР, 1932а. С. 73-81.

Сукачев, В.Н. Программа для геоботанического изучения лесов / В.Н. Сукачев, С.Я. Соколов, В.Б. Сочава, Я.Я. Васильев // Программы для геоботанических исследований. Л.: Изд-во АН СССР, 1932б. 248 с.

Шуринов, А. Животворящая» связь в роду Данильченко-Данилевских. / А.С. Шуринов. Дата опубликования: 2015 г.Реж. доступа: http://www.proza.ru/2015/11/19/780.

 

Валерий Путенихин

 

 

 

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *