Великий географ Страбон о природе северных стран. Часть 1

Великий географ Страбон о природе северных стран. Часть 1

В первой части историко-географического очерка действительного члена РГО, профессора Валерия Путенихина рассматриваются ошибочные воззрения великого античного географа Страбона на физико-географическое устройство Северной Евразии.

Древнегреческий географ Страбон (около 63 года до н.э. – около 23 года н.э.) родился в Амасии Понтийской – крупном эллинистическом центре с преобладающим греческим населением на причерноморском побережье Малой Азии. Страбон был современником образования Римской империи и окончания эпохи эллинизма. Греция, уже более ста лет находилась под римским господством. Многие греческие философы, ученые, преподаватели, врачи стали приезжать в Рим, и некоторые из них на новом месте достигли высокого положения, почестей и богатства. В их числе прибыл в столицу Римской империи и Страбон.

Великий географ античности Страбон Амасийский

В римский период своей жизни он много путешествовал. Знаменитая сегодня «География» в 17 книгах была написана на греческом языке около 18 года н.э., когда автору было уже более 80 лет. Именно это произведение, почти полностью дошедшее до нашего времени, принесло ему славу одного из величайших географов древности. Некоторые исследователи Нового времени считали, что «отцом географии» следует называть не Эратосфена (см. очерк о нем), а Страбона. Правда, современники и ближайшие потомки, в том числе энциклопедист Плиний Старший и географ Клавдий Птолемей почему-то не упоминают имени автора «Географии». Только в VI веке Стефан Византийский обильно начал цитировать географические сведения из Страбона. А в эпоху Возрождения с его «Географией» познакомились европейцы, которые с удивлением обнаружили, что у непререкаемого авторитета в географии Птолемея (тоже «новооткрытого» перед тем в Европе) в античности был достойный соперник.

Конечно, современники все-таки прочитали его «Географию», и в первую очередь это были римские чиновники и офицеры, которые, вероятно, использовали книгу в практических военно-административных целях. Ведь данные Страбона о ближайших к Средиземноморью странах для своего времени очень свежи, точны и изложены доступным языком (в противоположность сухому и сугубо научному стилю тех же Плиния и Птолемея). Страбон старался как можно лучше определять положение и природные особенности описываемых стран, отвергая все сомнительное и недостоверное. Вот и сведения о дальних областях, расположенных «по берегам» северных морей, Страбон, как он сам признается, посчитал наименее достоверными. Так, он без сомнения отбрасывает представления о северной стране Гиперборее, а заодно с ней – и о Рифейских горах, считая их вымыслом фантазеров и мифологов (извл. 2).

Страбон: «Рифейских гор в природе нет…».
Южная часть Уральских (Рифейских) гор (Хайбуллинский район РБ). Фото В.П. Путенихина

Приняв концепцию Эратосфена о связи Северного океана и Каспийского моря и о том, что Северный океан лежит не так уж далеко от Каспия, Страбон по сути урезал просторы Северной Евразии (и особенно Северной Азии) до ограниченного узкого пространства по обе стороны «пролива» между морем и океаном (извл. 4, 6). Таким образом, посчитав не заслуживающими внимания данные Геродота и некоторых других авторов о Каспии как о внутреннем море, представления об обширности североазиатских земель, Страбон сам допустил роковую ошибку. Византийские и европейские географы, повторно «открывшие» Страбона уже в эпоху Средневековья, поверили ему в отношении северных территорий Евразии даже больше, чем Птолемею (последний во II веке н.э. привел удивительно точные сведения о географии волго-урало-каспийского региона). В итоге, «благодаря» Страбону, географические представления европейцев об этом регионе оставались поразительно примитивными вплоть до XIII века. Парадоксально, но великий географ Страбон Амасийский сослужил не очень хорошую службу физической географии северных стран.

 

Извлечения

«География»

Извл. 1 (II, 5: 7). «[Эти] области … [в Восточной Европе] необитаемы вследствие холода. Южнее … живут савроматы [сарматы]…, а также скифы, страна которых простирается вплоть до восточных скифов [нижневолжских, приуральских и среднеазиатских степей]» (Страбон, 2004, с. 44, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 2 (VII, 3: 1).  «Достойны замечания же писатели, которые при незнании этих стран [Северной Европы и Азии] поместили здесь Рипейские горы и гипербореев, поверив измышлениям мифографов…» (Великая Степь, 2005, с. 175, пер. В.В. Латышева).

Извл. 3 (VII, 3: 7). «Но и теперь еще есть [на севере Европы и Азии] так называемые “обитатели кибиток” и “кочевники”, занимающиеся скотоводством и питающиеся молоком, сыром и главным образом сыром из кумыса; они не умеют делать запасов и не знают торговли, кроме обмена товара на товар» (Страбон, 2004, с. 188, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 4 (VII, 3: 17-18). «Насколько известно, вся страна к северу … вплоть до Каспийского моря представляет собой [Восточно-Европейскую] равнину. … Что касается [живущих здесь] кочевников, то их войлочные палатки прикрепляются к кибиткам, в которых они живут. Вокруг палаток пасется скот, молоком, сыром и мясом которого они питаются. Они следуют за пастбищами, всегда по очереди выбирая богатые травой места… / Вся [эта] страна вплоть до приморских областей [на юге] … отличается суровыми зимами. … Хотя население этих областей и живет на равнинах, но климат здесь холодный…; коровы у них или рождаются безрогими, или же им спиливают рога, так как и эта часть [тела] чувствительна к холоду; лошади малорослые, а овцы крупные; медные сосуды для воды здесь лопаются [от морозов], а содержимое их замерзает» (Страбон, 2004, с. 194-195, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 5 (VII, 4: 8). «Особенностью всего скифского и сарматского племени [на территории от Приазовья до Волго-Уралья] является обычай выхолащивать своих лошадей, чтобы делать их более смирными. Действительно, хотя их лошади малорослы, но весьма ретивы и непослушны. На [лесных] болотах охотятся на оленей [косуль*] и диких кабанов, а на [степных] равнинах – на диких ослов [куланов*]… Характерно и то, что орел не водится в этих местах. Из четвероногих встречается так называемый “колос” [сайгак*]; по величине нечто среднее между оленем и бараном, белой масти, бегает быстрее их; воду пьет, втягивая ее в голову через ноздри, и затем сохраняет ее здесь несколько дней, поэтому это животное без затруднения может жить в безводных местах» (Страбон, 2004, с. 200, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 6 (XI, 6: 1-2). «Вторая часть Азии начинается у Каспийского моря, у которого кончается первая часть. Это море называется также Гирканским. … Каспийской море представляет собой залив, простирающийся от [Северного] океана к югу; вначале море довольно узкое, но, расширяясь по мере удаления вглубь и в особенности в области самой отдаленной части, ширина его достигает около 5000 стадий [1000 км]. Расстояние от входа, который находится почти что на границе необитаемого мира, до самой отдаленной части моря, пожалуй, немногим больше. … / Если войти в Каспийской море, то справа [т.е. к западу от Волги и Каспия] живут скифы или сарматы…, большей частью кочевники… Слева [в каспийско-арало-уральском регионе] живут восточные скифы, также номады… Старинные греческие историки называли все северные народности общим именем скифов…  Однако еще более древние историки установили различия между ними, называя племена … гиперборейцами, савроматами и аримаспами. Что касается племен, обитавших за Каспийским морем, то одних они называли саками, других – массагетами…» (Страбон, 2004, с. 309, пер. Г.А. Стратановского).

 

Путенихин В.П. В сердце Евразии (природа Урало-Поволжья в известиях древних писателей, ученых и путешественников). – Уфа: Китап, 2013. – 280 с. (Страбон – с. 143-148).

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

НАПИШИТЕ НАМ!

[recaptcha theme:dark]