Великий географ Страбон о природе северных стран. Часть 2

Великий географ Страбон о природе северных стран. Часть 2

Во второй части очерка действительного члена РГО, профессора Валерия Путенихина рассматриваются сведения Страбона о животном мире северного региона, располагающегося, согласно воззрениям географа, вдоль «Каспийского пролива» (соединяющего якобы Каспийское море с Северным океаном), то есть в каспийско-урало-казахстанской области.

 

В первой части очерка было показано, что великий географ Страбон Амасийский сослужил не очень хорошую службу физической географии северных стран. И, тем не менее, в поисках новых сведений о природных особенностях Северной Евразии, разберем приводимые Страбоном данные. Среди уже известных представлений о суровых климатических условиях крайне северных областей (извл. 1, 3, 4), мы вдруг находим ряд свежих моментов. Геродот в свое время сообщал о безрогих скифских быках, связывая это явление с холодом северных земель, якобы препятствующим образованию рогов. Страбон говорит о комолых коровах (извл. 4), допуская, что они могут быть таковыми не только от рождения, но и вследствие искусственного удаления рогов, чтобы те не обмораживались при сильных холодах. В действительности имеются (и, вероятно, существовали в те времена) настоящие комолые породы крупного рогатого скота; кроме того, издавна проводится искусственное «обезроживание» коров (особенно, бодливых), но оно имеет целью не защиту от холода, а снижение травмоопасности, что, в конечном счете, сказывается в существенном увеличении надоев молока.

Не встречались мы ранее и с таким зоотехническим приемом, как выхолащивание лошадей (кастрация, то есть удаление половых желез), практикуемое северными кочевниками (извл. 5). Согласно Страбону, это делает лошадей более послушными в содержании, что в принципе соответствует реальности. Интересно также замечание о малорослости лошадей у кочевых народов северных стран (извл. 4, 5); к таким породам сейчас относят киргизских, калмыцких, башкирских, донских, кашгарских и других лошадей, изначально живших в табунах. Здесь же мы обращаем внимание на, вероятно, первое для северных территорий упоминание о диких кабанах (Sus scrofa L.; семейство свиней), водящихся, как им и полагается, в поймах и болотистых местностях (извл. 5).

 

 

 

 

Кабан, косуля, кулан и сайгак – животные Каспийско-Уральского региона (почтовые марки: СССР, 1969, 1961, 1974; Казахстан, 1992)

 

Объектом охоты скифов и сарматов, наряду с кабаном, был олень (извл. 5). В данном случае, мы полагаем, оленем названа косуля (Capreolus capreolus L.; семейство оленевых), которая на самом деле являлась важным промысловым животным в сарматское время. Косуля была также излюбленным фигурантом скифо-сарматских изделий, выполненных в так называемом «зверином стиле». Местообитания косули в Евразии приурочены к южной окраине лесной зоны и увлажненным местам в пределах лесостепи, таким как залесенные речные поймы (урема), колки, тугайные леса, кустарниковые и тростниковые заросли. Интересно, что ареалы косули и кабана довольно сходны, так что Страбон, видимо, неспроста упоминает этих зверей совместно.

Рассказывает Страбон также о диких ослах, на которых охотятся на равнинах, а также о некоем «колосе», приспособленном к безводным местам (извл. 5). Под дикими ослами можно видеть азиатского осла кулана (Equus hemionus Pall.) из семейства лошадиных, до недавнего прошлого встречавшегося в степях Казахстана и Южной Сибири. Правда, в данном разделе «Географии» у Страбона речь идет о природе стран, лежащих к западу от Каспийского моря, но, может быть, куланы в те времена обитали также в Нижнем Поволжье.

Страбонов «колос», напоминающий одновременно и оленя и барана, и способный запасать воду в своем организме, дает ассоциацию только с сайгаком (Saiga tatarica L.). Это млекопитающее из семейства полорогих, называемое также степной антилопой, обитало до XVII-XIX веков в степях от Карпат до нижнего течения Волги, Приуралья и Казахстана. Сайгак по внешнему виду похож на овцу с тонкими высокими ногами, морда у него вздутая и горбатая, с нависающим надо ртом мягким подвижным хоботком, на конце которого расположены ноздри (не отсюда ли ошибочное представление о втягивании воды ноздрями?). У самцов сайгака имеются вертикальные лирообразно изогнутые рога с кольцевыми валиками (отсюда, вероятно, сравнение с оленем). Масти сайгаки светлой, летом желтоватой, зимой – глинисто-серой или серо-белой; на равнине способны развивать скорость до 80 км/час; очень долго обходятся без воды (могут пить и соленую воду) – по всем этим позициям мы имеем хорошее соответствие с тем, что сообщил Страбон (извл. 5). Еще в XIX веке на сайгаков охотились в Южном Приуралье, куда табуны заходили с юга на богатые пастбища, и до сих пор еще они появляются в Калмыкии и Астраханской области.

Говоря об отсутствии орлов в степной зоне к западу от Волги и Каспия, Страбон, по большому счету, не погрешил против истины: орел степной, типичный обитатель открытых пространств, действительно, распространен в других местах. Его гнездовая область охватывает Казахстан (до Южного Урала), Южную Сибирь, Переднюю, Среднюю и Центральную Азию до Китая.

«Великая степь» Северной Евразии (Башкирское Зауралье, Хайбуллинский район РБ). Фото В.П. Путенихина

 

Если обратиться теперь к областям по восточную сторону от Каспия, описываемым Страбоном (они пространственно соответствуют урало-казахстанскому и среднеазиатскому степным регионам), то здесь мы вновь встречаем в большинстве своем уже известные вещи, восходящие, главным образом, к Геродоту (извл. 6, 7, 9, 10). Единственное, на что можно обратить внимание в плане новизны сообщаемых данных, это указание Страбона (извл. 7, 8) на широкое распространение кочевого народа даев на территории к востоку от Каспийского моря. Известие это, казалось бы, не имеет прямого отношения к географии региона, однако, в топонимическом отношении является очень важным. Если вспомнить, что древнее название реки Урала (Яика) – Даикс считается производным от наименования этого народа, то в сообщении Страбона следует видеть тому историческое подтверждение.

 

Извлечения

«География»

Извл. 1 (II, 5: 7). «[Эти] области … [в Восточной Европе] необитаемы вследствие холода. Южнее … живут савроматы [сарматы]…, а также скифы, страна которых простирается вплоть до восточных скифов [нижневолжских, приуральских и среднеазиатских степей]» (Страбон, 2004, с. 44, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 2 (VII, 3: 1).  «Достойны замечания же писатели, которые при незнании этих стран [Северной Европы и Азии] поместили здесь Рипейские горы и гипербореев, поверив измышлениям мифографов…» (Великая Степь, 2005, с. 175, пер. В.В. Латышева).

Извл. 3 (VII, 3: 7). «Но и теперь еще есть [на севере Европы и Азии] так называемые “обитатели кибиток” и “кочевники”, занимающиеся скотоводством и питающиеся молоком, сыром и главным образом сыром из кумыса; они не умеют делать запасов и не знают торговли, кроме обмена товара на товар» (Страбон, 2004, с. 188, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 4 (VII, 3: 17-18). «Насколько известно, вся страна к северу … вплоть до Каспийского моря представляет собой [Восточно-Европейскую] равнину. … Что касается [живущих здесь] кочевников, то их войлочные палатки прикрепляются к кибиткам, в которых они живут. Вокруг палаток пасется скот, молоком, сыром и мясом которого они питаются. Они следуют за пастбищами, всегда по очереди выбирая богатые травой места… / Вся [эта] страна вплоть до приморских областей [на юге] … отличается суровыми зимами. … Хотя население этих областей и живет на равнинах, но климат здесь холодный…; коровы у них или рождаются безрогими, или же им спиливают рога, так как и эта часть [тела] чувствительна к холоду; лошади малорослые, а овцы крупные; медные сосуды для воды здесь лопаются [от морозов], а содержимое их замерзает» (Страбон, 2004, с. 194-195, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 5 (VII, 4: 8). «Особенностью всего скифского и сарматского племени [на территории от Приазовья до Волго-Уралья] является обычай выхолащивать своих лошадей, чтобы делать их более смирными. Действительно, хотя их лошади малорослы, но весьма ретивы и непослушны. На [лесных] болотах охотятся на оленей [косуль*] и диких кабанов, а на [степных] равнинах – на диких ослов [куланов*]… Характерно и то, что орел не водится в этих местах. Из четвероногих встречается так называемый “колос” [сайгак*]; по величине нечто среднее между оленем и бараном, белой масти, бегает быстрее их; воду пьет, втягивая ее в голову через ноздри, и затем сохраняет ее здесь несколько дней, поэтому это животное без затруднения может жить в безводных местах» (Страбон, 2004, с. 200, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 6 (XI, 6: 1-2). «Вторая часть Азии начинается у Каспийского моря, у которого кончается первая часть. Это море называется также Гирканским. … Каспийской море представляет собой залив, простирающийся от [Северного] океана к югу; вначале море довольно узкое, но, расширяясь по мере удаления вглубь и в особенности в области самой отдаленной части, ширина его достигает около 5000 стадий [1000 км]. Расстояние от входа, который находится почти что на границе необитаемого мира, до самой отдаленной части моря, пожалуй, немногим больше. … / Если войти в Каспийской море, то справа [т.е. к западу от Волги и Каспия] живут скифы или сарматы…, большей частью кочевники… Слева [в каспийско-арало-уральском регионе] живут восточные скифы, также номады… Старинные греческие историки называли все северные народности общим именем скифов…  Однако еще более древние историки установили различия между ними, называя племена … гиперборейцами, савроматами и аримаспами. Что касается племен, обитавших за Каспийским морем, то одних они называли саками, других – массагетами…» (Страбон, 2004, с. 309, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 7 (XI, 7: 1, 4). «На левой стороне при входе в Каспийское море [т.е. к востоку от Каспия] живут кочевники, которых наши современники называют даями… / [С гор], откуда текут Ох [Теджен], Окс [Амударья] и некоторые другие реки, вытекает Иаксарт [Сырдарья] и подобно тем рекам впадает в Каспийское море; это – самая северная из этих рек» (Страбон, 2004, с. 310, 312, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 8 (XI, 8: 2). «Налево [от входа в Каспийское море, как уже упоминалось] … расположены скифские и кочевые племена, занимающие всю северную сторону. Большинство скифов, начиная от Каспийского моря, называются даями. Племена, живущие восточнее последних, носят название массагетов и саков, прочих же называют общим именем скифов, но у каждого племени есть свое имя. Все они в общей массе кочевники» (Страбон, 2004, с. 313, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 9 (XI, 8: 6-8). «О массагетах передают рассказы в таком роде: одни из них обитают в горах, другие – на равнинах, третьи – на болотах, которые образуют реки, четвертые – на островах в болотах. Более того, по их словам, страна наводняется рекой Араксом [здесь, опять Амударья], которая, разветвляясь на множество рукавов, впадает на севере всеми остальными своими устьями в другое море [возможно, как и у Геродота, смутное указание на Аральское море] и только одним устьем – в Гирканский залив [Каспийское море]. … Уздечки и перевязи у лошадей у них из золота. Серебра в их стране нет, железа мало, зато медь и золото встречаются в изобилии. / Массагеты, живущие на островах, питаются ввиду отсутствия зерна для посева кореньями и дикорастущими плодами; одеждой им служит древесное лыко (ибо у них вовсе нет скота); для питья они употребляют выжатый сок плодовых деревьев. Болотные жители питаются рыбой и одеваются в шкуры тюленей, заходящих сюда с моря. Жители гор также питаются дикорастущими плодами; у них есть лишь немного овец, поэтому они не режут их, сохраняя на шерсть и молоко. … Обитатели равнин не занимаются земледелием (хотя земля у них есть), но живут на манер кочевников и скифов, питаясь бараниной и рыбой. … / К племени массагетов и саков относятся также аттасии и хорасмии [в Приаралье]… Река Иаксарт [Сырдарья] отделяет саков [Казахстана] от согдийцев…» (Страбон, 2004, с. 314-315, пер. Г.А. Стратановского).

Извл. 10 (XI, 11: 2). «Иаксарт также образует границу с согдийцами и с [казахстанскими] кочевниками» (Страбон, 2004, с. 318, пер. Г.А. Стратановского).

 

Путенихин В.П. В сердце Евразии (природа Урало-Поволжья в известиях древних писателей, ученых и путешественников). – Уфа: Китап, 2013. – 280 с. (Страбон – с. 143-148).

 

 

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *