Трактат «О положении земли» и «Карта всего света» римского географа Помпония Мелы

Трактат «О положении земли» и «Карта всего света» римского географа Помпония Мелы

Около двух тысяч лет тому назад в Римской империи был издан трактат «О положении земли», снабженный географической картой мира. Автор произведения, молодой ученый-землеописатель Помпоний Мела характеризует, в частности, территорию Северной Азии (Сибири), говорит о сильных снегопадах в Рифейских (Уральских) предгорьях, сообщает о мощных паводках в Восточной Европе, информирует о почвенно-растительных условиях степной зоны Волго-Уралья и Прикаспия. Обо всем этом – историко-географический очерк действительного члена РГО, профессора Валерия Путенихина.

 

Помпоний Мела (около 15 – около 60 года н.э.) происходил из Тигентеры в Испании, и более об обстоятельствах его жизни ничего не известно. Около 43/44 года он издал трактат «О положении земли», или «Хорография» (текст дошел до нас полностью, прилагавшаяся «Карта всего света» известна по поздним репродукциям и реконструкциям). Сочинение представляет собой единственное цельное руководство по географии в римской литературе на тот момент времени, причем, выдающееся по компактности изложения. Труд Мелы не был полностью оригинальным исследованием. Однако, он впервые свел сведения о северных регионах вместе (извл. 1-6), чего нет даже у Страбона. Признавая, подобно многим предшественникам, шарообразность Земли, автор делит ее на 5 климатических поясов. Видимо, одним из первых он отмечает, что перемены времен года в северном и южном умеренных поясах противоположны друг другу (то есть когда в северном полушарии лето, в южном стоит зима).

 

Мир по Помпонию Меле (Дж. Томсон, 1953)

Нет нужды пересказывать сюжеты фрагментов, извлеченных нами из сочинения Мелы: они говорят сами за себя, тем более многие факты нам уже хорошо известны. Однако, сравнительное сопоставление данных тех или иных древних авторов в хронологическом порядке, позволяет увидеть у Мелы некоторые новые географические и терминологические подробности о природе северных территорий, каких не было у предшественников. Так, Северный океан он называет Скифским, что потом повторяется у ряда поздних авторов (извл. 1). Территория Азии, согласно Меле, обширна и протягивается очень далеко на восток (извл. 1, 6) – до Скифского мыса, под которым можно понимать крайний северо-восточный выступ евразийского материка. Значительную часть этого пространства занимают дикие невозделанные, покрытые снегами местности. Это – один из первых (наряду со сведениями Берды) намеков на современную территорию Сибири вплоть до Дальнего Востока! Кавказ у Мелы через «Керавнские горы» соединен с Рифейской горной цепью (извл. 2), что является ошибочным, хотя в целом такую умозрительную связь можно проследить через северные отроги Кавказа, Ергени, Приволжскую возвышенность и Общий Сырт.

Для района Подонья и Поволжья Мела, частично используя, частично дополняя предшествующие сообщения, дает довольно точную характеристику почвенно-растительных условий (извл. 2, 3). Равнинные степные места представляют собой богатые травой пастбища, весьма благоприятные для выпаса для скота. В целом же в этом регионе, то есть в южных степях, по иссушенным областям Нижнего Поволжья и Прикаспия, почвы малоплодородны, лишены сочного травяного покрова и древесной растительности. Может быть, одним из первых Мела указывает на разливы рек Восточной Европы во время половодий, когда они «выходят из берегов» (до сих пор такую информацию мы встречали только в «Авесте»).

К числу наиболее ценных свидетельств мы склонны отнести информацию о расположении Рифейских гор (извл. 3), которые сдвинуты у Мелы к востоку гораздо дальше, чем у предшественников, так что располагаются уже на границе Европы и Азии, близ «пролива» Каспийского моря. Но особенно верна такая метеорологическая характеристика как обильные снегопады и высокий снеговой покров на «этой» стороне Рифейских гор. Как известно, это является типичной особенностью Предуралья (уральская горная цепь служит барьером для атлантических воздушных масс, поэтому наибольшее количество осадков выпадает именно на западном склоне Урала).

Заснеженное Башкирское Предуралье (между Архангельским и Белорецким районами РБ). Фото В.П. Путенихина

Четким указанием для крайних областей у Северного (Скифского) океана, которые «скованы вечной стужей» (за исключением Гипербореи), является констатация Мелой существования там полярного дня и полярной ночи (извл. 5, 6), которые длятся по полгода, причем светлое время годы начинается в период весеннего равноденствия, а темное – во время осеннего равноденствия, что соответствует действительности. Узкий пролив, через который Скифский океан «соединяется» с Каспийским морем, Мела первым сравнивает с рекой (извл. 6), в чем можно видеть, как считает географ А.В. Подосинов, указание на широкое русло Волги. Наконец, в самом Каспийском море он выделяет целых три залива, причем восточный (Скифский) залив, вероятно, соответствует той самой северо-восточной акватории Каспия, которая протягивается в сторону Аральского моря.

Широка река Волга – «длинный морской пролив наподобие реки» у Помпония Мелы (Куйбышевское водохранилище, Ставропольский район Самарской области). Фото Г.С. Розенберга

Извлечения

«О положении Земли», или «Хорография»

Извл. 1 (I, II: 9, 11-12). «Последнюю [часть суши – Азию] с трех сторон омывает океан, имеющий различные наименования в зависимости от местности: Эойский – с востока, с юга – Индийский, с севера – Скифский [Северный]. Сама [Азия], обращенная к востоку огромным непрерывающимся берегом, так же широка в этом месте, как Европа, Африка и море, что находится между ним, [вместе взятые]» (Подосинов, Скржинская, 2011, с. 43, пер. А.В. Подосинова и М.В. Скржинской). «По нашим сведениям, самыми восточными народами Азии являются инды, серы [китайцы] и скифы. Серы живут в средней части восточного побережья Азии, инды и скифы – по его краям. … Скифия омывается с севера Скифским океаном, берега которого вплоть до Каспийского залива (опять-таки за исключением недоступных из-за холода мест) населены людьми. … По берегам Каспийского залива [Каспийского моря] живут соседи скифов – каспии. Есть сообщение о том, что севернее их живут амазонки, а еще севернее – гипербореи. … За страной скифов и скифскими пустынями находятся территории [среднеазиатских народов]… За Каспийским заливом лежат области хомаров, массагетов … За областью амазонок и гипербореев находятся территории … аримфеев [аргиппеев]» (Античная география, 1953, с. 180, пер. С.К. Апта).

Извл. 2 (I, XIX: 109, 115-117). «Здесь [у Кавказа] начинается длинная горная цепь, соединяющаяся с Рипейскими горами. Она обращена одной оконечностью … к Каспийскому морю. Горы эти называются Керавнами. … / Танаис [Дон], спадающий с Рипейской горы, течет очень быстро. … Берега этой реки и прилегающие к ним [с запада и востока] земли заселены савроматами [сарматами]. … Равнины этой области – прекрасные пастбища, хотя в общем земля здесь неплодородна и бедна растительностью. В деревянном городе Гелоносе живут будины. По соседству с ними в широко раскинувшихся лесах живут тиссагеты и иирки (Turcae). Кормятся они охотой. Дальше, до самой области аримфеев, простирается обширная пустынная гористая местность. Вся она покрыта скалами. Аримфеи – люди самого мягкого нрава. Жилищем им служат рощи, а пищей – ягоды. Как мужчины, так и женщины ходят у них с непокрытыми головами. … Дальше возвышаются Рипейские горы, а за ними лежат области, омываемые Океаном» (Античная география, 1953, с. 197, 198-199, пер. С.К. Апта).

Извл. 3 (II, I: 1-2, 9-11, 14, 15). «Ближайшие к Рипейским горам места (горы эти доходят и до Европы) непроходимы из-за беспрестанно падающего снега, сквозь который путешественник ничего не может увидеть. Затем идет область никем не заселенная, несмотря на благодатный климат. Дело в том, что здесь водятся грифы, злые и жадные дикие животные. Они очень любят золото, которое извлекают из недр земли и с поразительным усердием оберегают, создавая угрозу тем, кто находится поблизости. Первые люди, которых мы здесь встретим, – скифы, а первое скифское племя – аримаспы. Говорят, что у них по одному глазу. Дальше, вплоть до Меотиды [Азовского моря], идет область исседонов … Кочевники номады следуют пастбищами за своим скотом и живут на одном месте до тех пор, пока скот находит здесь корм. Земледельцы заняты возделыванием полей. … / Гелоны делают из кожи врагов покрывала для себя и для своих лошадей. … / Племена эти занимают обширные земли [в Урало-Поволжье], богатые тучными пастбищами: реки здесь большей частью выходят из берегов. Вообще же земли эти местами до того бесплодны, что жители их, не имея дров, жгут кости» (Античная география, 1953, с. 199, 202-203, пер. С.К. Апта).

Извл. 4 (III, IV: 33-34). «Внутренняя [северо-восточная] часть Сарматии шире ее прибрежной [причерноморской] части. … Образом жизни и оружием жители Сарматии напоминают [среднеазиатских] парфян, но климат в Сарматии резче… У них нет ни городов, ни вообще определенных мест поселения. Когда их привлекает хорошее пастбище, когда они уходят от врага или преследуют его, они тащат с собой все свое имущество на новое место и постоянно живут бивуаком» (Античная география, 1953, с. 225, пер. С.К. Апта).

Извл. 5 (III, V: 36-37). «На территории между Сарматией и Азией, за исключением тех областей, где царит вечная зима и невыносимый холод, живут скифские племена. … Первый народ азиатского побережья – гиперборейцы. Они живут на крайнем севере, по ту сторону Рипейских гор, под самой Полярной звездой. Солнце у них не восходит и не заходит каждый день, как у нас: оно восходит во время весеннего равноденствия и заходит во время равноденствия осеннего. Поэтому день продолжается у них шесть месяцев, и столько же месяцев тянется ночь. Это – поистине священная земля… Живут они в рощах и лесах» (Античная география, 1953, с. 225-226, пер. С.К. Апта).

Извл. 6 (III, V: 38-39, 42, 44-45; VII: 59). «Каспийское море начинается узким и длинным проливом, наподобие реки [возможно, указание на Волгу]. За этим прямым проливом море делится на три залива: прямо против выхода из пролива расположен Гирканский залив [имеется в виду южная половина Каспийского моря], слева от выхода – Скифский [северо-восточная акватория Каспия], а справа тот, который, собственно, и называется Каспийским [западная сторона Каспия], по имени всего моря. Каспийское море суровое и страшное. … Реки Яксарт [Сырдарья] и Окс [Амударья], истоки которых находятся в области согдианцев, пересекают пустыни Скифии и впадают в Скифский залив. … Долгое время не знали, что находится по ту сторону Каспийского залива [т.е. на севере от Каспийского моря] – то ли Океан, то ли скованная холодом земля без конца и края. … [Все же] за Каспийским морем находится не суша, а Океан. Но остальная часть его побережья скована вечной стужей и потому необитаема» (Античная география, 1953, с. 226-227, пер. С.К. Апта). / «Это [побережье Азии] простирается от Скифского мыса [крайнего северо-восточного выступа Азии] до [мыса] Колиды [в Юго-Восточной Азии] и сначала непроходимо из-за снегов, а затем не возделано из-за дикости ее жителей. Здесь живут скифы – андрофаги [людоеды] и саки [на территории современного Казахстана], разделенные областью, безлюдной из-за множества диких зверей» (Подосинов, Скржинская, 2011, с. 63, пер. А.В. Подосинова и М.В. Скржинской).

 

Путенихин В.П. В сердце Евразии (природа Урало-Поволжья в известиях древних писателей, ученых и путешественников). – Уфа: Китап, 2013. – 280 с. (Мела – с. 152-156).

 

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *