Непейцевский дендропарк в Уфе. Научно-популярный очерк профессора Валерия Путенихина. Предисловие

Непейцевский дендропарк в Уфе. Научно-популярный очерк профессора Валерия Путенихина. Предисловие

Мы начинаем серию публикаций действительного члена РГО, доктора биологических наук, профессора Валерия Путенихина об истории дендропарка, интродукционной и лесоводственной деятельности на его территории, динамике коллекционного фонда, научно-исследовательских работах в дендропарке. Сегодня вниманию читателей предлагается вступительная часть очерка (предисловие).

 

Непейцевский дендропарк – животворный лесной остров в самом центре Уфы, ботанический (дендрологический) памятник природы республиканского значения. Сохранившиеся участки естественного леса, образованные местными видами деревьев и кустарников, соседствуют здесь с иноземными представителями дендрофлоры, лесокультурами, аллеями и плантациями, посаженными человеком. С конца 1980-х годов дендропарк стал приходить в упадок, постепенно захламлялся, ветшал, неумолимо сжимался под натиском новостроек, гаражей и погребов. Уже многие годы кипят страсти вокруг Непейцевского дендропарка… В последнее время, наконец-то произошли положительные сдвиги в плане благоустройства территории и экологической реабилитации насаждений.

Как это ни странно, но реальных сведений о дендропарке совсем немного. Сегодня Непейцевский дендропарк окутан легендами, вымыслом и откровенно ошибочными «фактами» касательно его истории, деятельности, состояния коллекционного фонда. Все это перекочевывает из одной публикации в другую (в первую очередь, в Интернете) и уже воспринимается общественностью как непреложная истина.

В Непейцевском дендропарке. Фото В.П. Путенихина

Пишут, например, что Непейцевский дендропарк – один из 13 (20) дендропарков России. Но только в Башкирии имеется 9 дендропарков и дендрариев (из них 5 – памятники природы), а в России их порядка 220-ти. В Непейцевском дендропарке якобы растут 200-летние экзотические деревья, завезенные сюда «со всего света» дворянином О.Т. Непейцевым еще в начале XIX века. Науке деревья-интродуценты такого возраста на территории дендропарка неизвестны. Некоторые из имеющихся в дендропарке видов древесных растений будто бы не встретишь больше нигде в Башкирии, да и в России они редко где представлены (к примеру, «теплолюбивая южная» туя прижилась якобы только здесь). Достаточно посетить Ботанический сад в Уфе и убедиться, что это не так. Что касается туи западной, происходящей из Северной Америки, то это весьма холодостойкая древесная порода, давно и широко введенная в культуру почти по всей России.

В Непейцевском дендропарке. Вид из парка на бывший административный корпус БашЛОС. Фото В.П. Путенихина

Про расположенную в центре дендропарка кедровую рощу, в которой сибирский кедр привит на сосну обыкновенную, сообщается, что она стала результатом практических работ учащихся лесного техникума, то есть заложена якобы в 1920-х годах, когда Непейцевская дача находилась в ведении Уфимского лесхоз-техникума. А ведь годы посадок большинства интродуцентов на территории Непейцевского дендропарка (в том числе высаженных в первой трети XX века) достаточно точно зафиксированы как в документальных материалах, так и в публикациях ученых Башкирской лесной опытной станции (дендропарк принадлежал БашЛОС на протяжении 75 лет – с 1931 по 2007 годы). И процесс создания упомянутого кедрового насаждения, осуществлявшийся сотрудниками БашЛОС в 1950-е годы, отражен в публикациях до мельчайших подробностей!

В Непейцевском дендропарке. Кедровая роща. Фото В.П. Путенихина

Стоит обратить внимание и на следующее обстоятельство: авторы многих сообщений последнего времени, перечисляя деревья и кустарники, произрастающие в Непейцевском дендропарке (и называя при этом не более пяти-восьми видов из более чем 100 «имеющихся»), постоянно упоминают и те, что давным-давно выпали из состава посадок. Да и цифра «100», к сожалению, уже много лет как не соответствует действительности. Ну и так далее, и тому подобное…

За последние годы мне повстречались лишь единичные материалы, которые достаточно верно и со знанием дела освещают тему Непейцевского дендропарка. Особо хотелось бы отметить прекрасный очерк М.Ю. Кирилловой, опубликованный в 2004 году в журнале «Бельские просторы». Однако до сих пор такие важные вопросы как история дендропарка, интродукционная и лесоводственная деятельность на его территории, динамика коллекционного фонда, научно-исследовательские работы в дендропарке не раскрыты с достаточной полнотой.

В Непейцевском дендропарке. Фото В.П. Путенихина

Мои критические высказывания совсем не направлены на то, чтобы умалить ценность Непейцевского дендропарка. Просто настоящая истина, как общезначимая научная категория познания мира, – всегда дороже всего! У меня, как и у большинства жителей города, ученых (лесоводов, географов, дендрологов, ботаников, экологов), общественных деятелей, экоактивистов, нет абсолютно никакого сомнения в том, что уникальный дендрологический парк в бывшей Непейцевской лесной даче – в самом сердце крупного промышленного центра – должен быть сохранен, возрожден и облагорожен как особо охраняемая природная территория. Несмотря на снижение видового богатства дендрофлоры за последние десятилетия, Непейцевский дендропарк по своему биоразнообразию, особенно, по насыщенности опытно-лесоводственными объектами, по-прежнему остается одним из наиболее ценных городских дендрариев России.

В Непейцевском дендропарке. Фото В.П. Путенихина

Значимость и уникальность дендропарка определяется целым рядом выполняемых им функций. Одна из главнейших – экологическая. Достаточно крупный лесной массив с богатой древесной и травянистой флорой, разнообразными типами лесопосадок (включая хвойные), в значительной мере определяет экологическое состояние значительной части нашего города: насыщение воздуха кислородом, противошумовой эффект, пылезадерживающее действие, регулирование ветрового потока, водорегулирующие и противоэрозионные свойства, экологическая ниша для обитания многочисленных птиц, белок и других животных.

Научная функция состоит в том, что дендропарк – это своеобразная урбоэкосистема, одновременно естественного и искусственного происхождения, высокоперспективная для проведения научных исследований в области интродукции древесных растений, лесоводства, фенологии, селекции, озеленения. Интересные и актуальные научные темы могут быть предложены аспирантам для подготовки кандидатских диссертаций на основе изучения богатого материала Непейцевского дендропарка.

В Непейцевском дендропарке. Фото В.П. Путенихина

Образовательная функция дендропарка (наряду с Уфимским ботаническим садом) заключается в возможности проведения здесь учебно-познавательных экскурсий, полевых студенческих практик, школьных и студенческих исследовательских работ по лесоведению, ботанике, экологии.

Важна и рекреационная составляющая Непейцевского дендропарка: благодаря своей экологической ценности, ландшафтной привлекательности и значительной площади, он может и должен быть благоустроенным парком для цивилизованного и организованного отдыха горожан, местом проведения разнообразных культурных мероприятий на лоне природы.

Наконец, весьма интересен исторический аспект дендропарка, бывшей «Непейцевской пустоши» и Непейцевской лесной дачи – некогда «дикой» лесной местности в междуречье Белой и Уфы, достаточно большой по площади, с небольшими деревеньками, одна из которых называлась Непейцевой. Эта территория тесно связана с развитием нашего города и «продвижением» его в северном направлении, историей уфимского дворянства, деятельностью советских учреждений образования и науки, работой многих видных ученых на протяжении длительного периода времени.

Юрий Федорович Косоуров и автор настоящего очерка, 2006 год. Фото Э.В. Косоуровой

Забегая вперед, скажу, что первое подробное обследование коллекции дендропарка провели в 1950-х годах (и в 1959 году опубликовали полученные материалы в большой статье) сотрудники Башкирской лесной опытной станции Ю.Ф. Косоуров и А.В. Письмеров. Юрий Федорович Косоуров – выдающийся ученый-лесовод, кандидат сельскохозяйственных наук, заслуженный лесовод Башкирской АССР, старший научный сотрудник БашЛОС в период с 1956 по 1992 годы. Начиная с 1956 года, на протяжении восемнадцати лет он жил со своей семьей в ведомственном деревянном доме БашЛОС – на Кубанской улице, затерянной в лесной чаще Непейцевского дендропарка и сохранившейся до сего времени (биолог Марина Юрьевна Кириллова, о которой говорилось выше, – его дочь). Пользуясь случаем, поздравляю дорогого Юрия Федоровича с 92-летием и желаю ему доброго здравия на многие годы!

На этой торжественной ноте я завершаю свое предисловие; в следующий раз мы подробно рассмотрим историю создания Непейцевского дендропарка.

Валерий Путенихин

 

 

Автор

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *